» » » » Наталья Саморукова - Сезон охоты на падчериц

Наталья Саморукова - Сезон охоты на падчериц

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Наталья Саморукова - Сезон охоты на падчериц, Наталья Саморукова . Жанр: Иронический детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Наталья Саморукова - Сезон охоты на падчериц
Название: Сезон охоты на падчериц
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 6 февраль 2019
Количество просмотров: 345
Читать онлайн

Сезон охоты на падчериц читать книгу онлайн

Сезон охоты на падчериц - читать бесплатно онлайн , автор Наталья Саморукова
Денежный клиент погиб при очень странных обстоятельствах. Однако он успел взять с Насти Голубкиной обещание позаботиться о своих дочках. Но что это за дочки! Настоящие ангелы ада. И именно с ними владелица «Бюро семейных расследований» вынуждена отправиться в далекое путешествие. Уж не они ли расправились с папочкой? И не расправятся ли они так же легко с самой Настей? Но когда любимый муж увлекся молодой красивой коллегой, риск доставляет особое удовольствие.
Перейти на страницу:

Наталья Саморукова

Сезон охоты на падчериц

ПРОЛОГ

Январь — не лучшее время для поездки в Венецию. Промозглый ветер, с легкостью проникая под стеганый пуховик и шерстяной свитер, гоняет по коже мурашки, пальцы коченеют в пуховых перчатках, уши леденеют от холода. Если верить синоптикам, температура воздуха в это время года колеблется в Венеции около ноля градусов, склоняясь в сторону плюса. Но так сильно я не мерзла даже в лютый российский мороз.

Странный город. Он и летом, наверное, производит неоднозначное впечатление, а уж зимой… Насквозь сырые фасады, с которых слоями, будто грим куртизанки, сползает штукатурка… Невероятно знаменитый своей красотой Дворец дожей с легкой двухъярусной колоннадой внизу и тяжелым верхним массивом в этот час кажется просто серой громадиной и все равно завораживает взгляд. Причудливое зубчатое навершие его крыши предынфарктной кардиограммой скачет по чистому, холодному небу… Ржавая вода каналов дышит замогильным холодом, и кажется, что нет на земле более бесприютного места.

Но туристов на удивление много. Короткими перебежками от кофеен до сувенирных лавок они двигаются от вокзала до Большого канала и обратно, скупают поддельное стекло из Мурано, отмахиваясь от голодных голубей, фотографируются на площади Сан-Марко, трут красные от холода носы и бодрятся изо всех сил. Каждый, видимо, старается в меру возможностей оправдать расходы на поездку. Я топчу древние мостовые на чужие деньги, что могло бы немного утешить. Но не утешает.

— Ну ты как? — Голос Гришки в телефонной трубке такой родной, что хочется плакать.

— Все ужасно, ужасно, ужасно, — лепечу я, приваливаясь к ближайшей витрине.

— Синьора? — вопросительно смотрит на меня продавец.

Я спешу отскочить в микроскопический переулок и там уж даю волю чувствам.

— Кошмар, Гриш. Я ничего не понимаю. Их нет второй день, телефоны недоступны, каждые полчаса мне звонит Ангелина. А я даже в местную полицию пойти не могу. У меня нет паспорта. Он остался у них. Карта заблокирована, наличных — сто евро с копейками. Мне кажется, я медленно схожу с ума.

— Ждем еще один день, и потом я вылетаю. Хорошо? Еще день ты продержишься? Вечером я снова буду на связи.

Но вечером события закрутились столь стремительным образом, что о звонке я даже не вспомнила. К полуночи скопилось семнадцать непринятых вызовов. Однако это была сущая безделица по сравнению с тремя трупами, свалившимися на мою голову. Строго говоря, свалились они, конечно, не на голову. Да и трупами их можно было считать с большой натяжкой. И если совсем уж начистоту, седой как лунь итальянский карабинер не имел никакого права смотреть на меня таким подозрительным взглядом. И все-таки смотрел. И мой не по-зимнему яркий загар, и кошмарный английский, и разукрашенный визами вновь обретенный паспорт, все внушало ему недоверие.

— Что вы делали в Индии? — обратился он ко мне через переводчика.

— То же самое, что и в Гонконге, — лаконично ответила я.

Глава 1.

В которой я еще не знала, какую именно новогоднюю ночь нам уготовила судьба.

Бывают предложения, от которых нельзя отказаться. Нам с Гришкой поступило именно такое. И в среду вечером, вместо того чтобы спешить по домам, мы бросали монетку. Гришке не везло уже четвертый раз, но он упорно продолжал кидать пятачок.

— Опять мимо, — пригорюнился коллега, глядя, как увесистая пятирублевка приземляется решкой вверх. — Настя, а может, все-таки вы с Лешкой пойдете? Накормят вас, напоят, концерт покажут… А?

Голос коллеги звучал униженно и неуверенно. Как еще можно озвучить предложение провести новогоднюю ночь в обществе малознакомых людей? Но я уже знала, что соглашусь. У Гришки жена на шестом месяце, они планировали встретить Новый год в кругу ее многочисленного семейства. Я прекрасно понимала, что правда на его стороне. Я не была беременна, да и родня прекрасно управится без меня. Вот только как объяснить Лешке, что вместо загородного домика, где он в прошлые выходные самолично наводил порядок, вместо гуся с яблоками, рецепт приготовления которого он осваивал и усовершенствовал весь последний месяц, вместо горячего глинтвейна, камина, чистого подмосковного снега, вместо нормального человеческого праздника нам придется тащиться на великосветскую тусовку?

— Нет, Гриш, даже не уговаривай, не пойду, — сказала я таким тоном, что он сразу все понял, не удержался и радостно потер руки.

— Настюха, икры черной ложкой поешь… Шампанское французское, которое рекой льется, видела? Ну вот, посмотришь! Омары, устрицы… фуа, как его, гра…

Но я уже не слушала и с тоской представляла выражение Лешкиного лица, когда я сообщу ему новость. Если бы это была самая большая неприятность. Я еще не знала, какую именно новогоднюю ночь нам уготовила судьба. До роковых событий оставалось чуть больше суток.

— Рад, очень рад вас видеть. — Брюхатый господин, похожий на разжиревшего кролика, сунул мне для приветствия студенистую ладошку и, не успела я ее пожать, тут же опасливо выдернул. На Лешку он даже не посмотрел, как будто страдал особым расстройством зрения и видел объекты выборочно. Этот стиль общения был мне знаком. Так общаются все снобы, нарочито демонстрируя, насколько ты им неинтересен. Я подозреваю, что за их показной небрежностью стоят долгие годы тренировок. Как бы там ни было, именно этот человек был нашим заказчиком, самым крупным за все время существования Бюро. Следовало нацепить на лицо благопристойную вежливость и быть паинькой.

Наше Бюро семейных расследований держалось на плаву почти два года. Начиная эту авантюру, я была полна радужных надежд. Потом, после первого месяца работы, впала в депрессию и уже было собиралась аннулировать фирму, когда на мое объявление о наборе кадров откликнулся Гришка, бывший оперативный работник, человек во всех отношениях непростой. С его появлением мы с Лизаветой, женщиной на все руки, секретаршей, бухгалтером и администратором в одном лице, почувствовали себя увереннее.

Хотя я до сих пор не понимаю, чтo Григорий, с его связями и опытом, делает в тихой частной гавани. Он легко, с помощью одного звонка по строго засекреченному черному телефону (для обычной жизни у него имеется зеленый) находит информацию, о которой бедная Настя и мечтать не может. Невысокий, довольно щуплый, как-то раз на моих глазах он с легкостью уложил двух амбалов, не слишком вежливо попросивших прикурить. В пластиковом, закрытом на два замка кофре Гришка хранит разнообразные шпионские игрушки, которых не купить на улице. Коллекция постоянно пополняется, хотя я точно знаю, что по Лизаветиным бумагам эта статья расходов не проходит. Время от времени Григорий исчезает то на два, то на три дня, а то и на неделю. Так повелось, что я никогда ни о чем его не спрашиваю, за что он мне премного благодарен и старается честно отрабатывать не слишком мягкий сыщицкий хлеб. Правда, я боюсь, что рано или поздно ему настолько все опостылеет, что ни деньги, ни человеческое благородство не смогут его удержать в нашей обители скуки, и он уйдет. Дела, которые нам доводится вести, похожи друг на друга, как капли осеннего дождя. И точно так же заунывны. Время от времени наше утлое суденышко попадало в настоящие бури, пару раз мы оказались причастными к расследованию самых настоящих преступлений. Но большую часть своего рабочего времени мы копаемся в грязном супружеском белье. Занятие монотонное, к оптимизму не располагающее.


Этот клиент объявился вечером, накануне католического Рождества. Лизавета уже раскладывала по тарелкам принесенные из дома пироги с грибами и мясом, я резала лимон, Гришка возился с бутылкой шампанского. На требовательный звонок, а потом и настойчивый стук в дверь нам хотелось крикнуть, что свои все дома, и послать запоздалого гостя куда подальше. Но все-таки не послали, о чем я пожалела потом сто пятнадцать раз.

В купеческой шубе до пят, лоснящийся, словно праздничный поросенок, гость никак не походил на человека, имеющего проблемы в личной жизни. Будучи не то чтобы бедной, но и не слишком обеспеченной, я всегда полагала, что есть некоторый уровень благополучия, за которым душевные страдания становятся скорее пикантными, чем обременительными. Согласитесь, одно дело баюкать раненое сердце в съемной комнате в коммунальной квартире, и совсем другое — делать то же самое на средиземноморском побережье, на балконе собственной виллы, под шелест прибоя, в окружении вымуштрованной прислуги. Короче, я решила, что мужик забрел к нам по ошибке. Такой, если заподозрит супругу в измене, кинется не к детективу, а к киллеру.

— Э-э-э…— сказал гость и с опаской осмотрел наш неказистый офис.

— Здравствуйте, — вежливо кивнула ему Лизавета и недовольно поморщилась.

— Э-э-э…— стоял на своем странный посетитель.

— У вас какие-то проблемы? — с присущей ему догадливостью предположил Гришка.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)