» » » » Владислав Виногоров - Повстанец

Владислав Виногоров - Повстанец

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Владислав Виногоров - Повстанец, Владислав Виногоров . Жанр: Научная Фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Владислав Виногоров - Повстанец
Название: Повстанец
ISBN: 5-17-029421-2, 5-9660-1253-9
Год: 2005
Дата добавления: 12 декабрь 2018
Количество просмотров: 129
Читать онлайн

Повстанец читать книгу онлайн

Повстанец - читать бесплатно онлайн , автор Владислав Виногоров
Магнус. Один из лучших офицеров, стоявших во главе потерпевшего неудачу военного переворота. Офицер, который избежал плена и казни, пережив загадочную операцию, которая снова превратила его в подростка...

Но разум его остается взрослым. Острым и ясным. Его война продолжается. Только на этот раз его армией станут мальчишки н девчонки, готовые на все ради иллюзорной «мечты о свободе»...

Перейти на страницу:

— Санис, деточка, но ведь я же тебя на десять лет старше!

— На девять. Ну и что? У меня мама была тоже старше папы.

Это правда. Мать настоящего Саниса действительно была старше своего мужа. Свою новую родословную я выучил очень хорошо.

— Я не знала. Расскажи мне о своих родителях. Какие они были?

О своих родителях я рассказать могу. И ничего они не «были». Очень они даже «есть». А вот о родителях Саниса рассказать мне нечего… Значит, самое время разреветься. Что я и сделал. Да, отвык я уже от этого. Оказывается, слезу пустить — это до предела просто. Теперь до нее начало доходить, что она сморозила. Испугалась. Это приятно. Нельзя детям такое говорить. У них от этого может истерика случиться или еще того хуже — нервный срыв. И тогда — прощай свежеполученный диплом медучилища. Сейчас начнет заглаживать вину.

— Санис, миленький, ну успокойся. Ну хочешь я тебя поцелую?

Не знаю, наверное, хочу… Тьфу ты! Да что же это за день сегодня такой? Она еще и целоваться не умеет. Воистину: если не везет, то это по-крупному.

— Понравилось? А когда подрастешь — будешь целоваться с девушками постоянно.

Ну да, только с умеющими целоваться, а не с такими, как ты.

— Вот видишь, все не так уж и плохо. Может… тебя еще поцеловать?

А это к вопросу о том, кто кого и где разложит. Однако. Жуткое желание намекнуть ей, что совращение несовершеннолетних — это статья. Сдерживает только то, что восьмилетний мальчик такого знать в принципе не может. Или может, но говорить такое постесняется. Кроме того, восьмилетнему мальчику должно быть очень интересно: а как же это у взрослых происходит? Так что… Все понятно, но что мне сейчас делать? Вот же нимфоманка малолетняя! Ну блин! Я, кажется, не сдержусь и скажу ей какую-нибудь гадость.

К счастью, гадости говорить не пришлось. Лязгнули буфера, и поезд остановился. Тут же прокуренная станционная громкоговорящая система захрипела, зашуршала и уведомила о приходе нашего поезда и о том, что стоит он аж десять минут. Неслыханная роскошь.

— А хочешь мороженого, Санис?

Это на порядок лучше, чем работать тренажером для малолетней нимфоманки. Еще и начинающей.

— Конечно, хочу… Если можно.

Интересно, я должен быть благовоспитанным мальчиком? По идее — да. Гвардия — это элитные части, так что скорее да, чем нет. С другой стороны: откуда я знаю, что там происходило в семье у настоящего Саниса? Может, пьяный папаша-офицер, припершись домой, выдавал мамаше и малолетнему сыночку такое, что впору святых из дому выносить. А плевать мне на это! Проще будет остаться самим собой… Забавно. Вот через годы и прорезался тот самый маленький мальчик, который играл на пианино, декламировал стихи и был надеждой всей родни. Хорошо надежда осуществилась…

Госпожа Спаркис вскочила как ужаленная и понеслась покупать мне мороженое, а я опять задумался. Через каких-нибудь несколько часов я встречу людей, которые станут мне родителями. Приемными, но родителями. И на довольно большой срок. Вероятно, меня начнут воспитывать «в традициях», которые заложены не одно поколение назад. Насаждать какие-то ценности, прививать разумное, доброе, вечное… То есть доставать по полной программе. Это еще можно стерпеть. Хотя знаю я свой характер… А вот если папаша окажется скор на расправу, то отдыхать мне в тюрьме для малолетних преступников — прирежу ведь ночью!

Накрутил я себя уже прилично. Только по опыту знаю, что гадать о том, что будет и как сложатся отношения с людьми — дело пустое. Все будет не так и не эдак, а как-то по-третьему. Просто мне очень страшно. Я долго не хотел в этом себе признаваться, но я боюсь. Боюсь неизвестности, боюсь за свое маленькое и такое еще хрупкое тело, боюсь разоблачения, впрочем, вот это точно зря. Ведь ни лучшие друзья, ни любимые женщины сейчас не смогут меня узнать. Даже если очень захотят. Но страх не покидает. Впереди неизвестность. Меня спасли как цвет революции. Что это означает — и ежу понятно. И тут старый козел Альтус подложил мне свинью. Его, этого урода, который наложил на себя руки, уже где-то прикопали. Связей он мне никаких не оставил. Но я же эту хитрую крысу знаю. Он же так просто ничего не делает! И в один преотвратительнейший момент ко мне подойдут, назовут давно забытым именем и скажут, что пора отрабатывать должок. А если я не соглашусь? Убьют? Откроют инкогнито? Или все-таки соглашусь? Нет ответов. Впереди только неизвестность. Она клубится перед самыми носками моих маленьких сандалий и заставляет меня непроизвольно поджать ноги под себя.

Чтобы отвлечься, я выглядываю в окно. По вокзалу снуют люди с чемоданами. Большие и маленькие. Грустные и веселые. Едущие куда-то, приехавшие откуда-то, встречающие кого-то, провожающие кого-то. У них у всех есть то, чего нет у меня, и нет того, что у меня есть. У них есть какие-то виды на будущее и нет ТАКОГО прошлого. Им легче или сложнее — я не знаю. Но я твердо знаю, что им не так, как мне. И это тоже пугает.

Я с трудом вышел из кольца мыслей, навевающих безысходность, и критически осмотрел себя: на полке сидит упитанный мальчуган с вьющимися темными волосами, одетый в добротный костюмчик, и занимается взрослыми самокопаниями. Нужно останавливаться, пока не поздно. Во-первых, ближайшие несколько лет все те неприятности, которые мне приходилось утрясать и разгребать самому, за меня будут утрясать и разгребатьприемные родители. Хорошо ли, плохо ли — посмотрим. Во-вторых, как совершенно верно говаривал мой папа (настоящий папа!), если не научиться подтрунивать над самим собой — свихнешься. Я посмотрел на себя, на свои копания и страхи, и улыбнулся. В конце концов жизнь продолжается.

Дверь купе отъехала в сторону. Я ожидал увидеть начинающую нимфоманку с мороженым, но вошла семейная пара лет сорока — сорока пяти. Сначала я отвернулся к окну, а потом услышал знакомый голос и едва не подпрыгнул на месте. Радус и его супруга Аженис. О Боги! Только не это! И за что меня так?

Я едва сдержался, чтобы не поприветствовать старых друзей, и тут же себя одернул: или не поймут, или, если поймут, то закончиться это может плохо, принимая во внимание должность Радуса во вполне известном ведомстве. И плевать Радус будет на то, что я его лично вывез из Столицы перед самым началом путча. В принципе ему ничего не угрожало, но могли чисто случайно слегка попортить шкуру. А могли и не слегка.

Пока я во все глаза пялился на Радуса, нимфоманка таки успела вернуться, что спасло меня от намечавшейся беседы: Радус тоже посмотрел на меня очень заинтересованно. Разумеется, ведь у него сынишка лет восьми… То есть моего теперешнего возраста. Вот дела! А я же чуть не стал его крестным. Правда, я его ни разу не видел: Радус почему-то никогда не привозил отпрыска в Столицу… А было бы забавно пообщаться с крестничком в таком вот виде. Хотя здесь есть свои преимущества.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)