» » » » Артём Рыбаков - На сопках Манчжурии - Полный текст СИ

Артём Рыбаков - На сопках Манчжурии - Полный текст СИ

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Артём Рыбаков - На сопках Манчжурии - Полный текст СИ, Артём Рыбаков . Жанр: Альтернативная история. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Артём Рыбаков - На сопках Манчжурии - Полный текст СИ
Название: На сопках Манчжурии - Полный текст СИ
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 2 февраль 2019
Количество просмотров: 365
Читать онлайн

На сопках Манчжурии - Полный текст СИ читать книгу онлайн

На сопках Манчжурии - Полный текст СИ - читать бесплатно онлайн , автор Артём Рыбаков
Приключения пограничника Российской империи
Перейти на страницу:

Артём Олегович Рыбаков


На сопках Манчжурии - Полный текст СИ

ПРОЛОГ

Конец сентября 1905 года

"Ну, вот я и дома": - подумал Антон, глядя на медленно ползущие за окном пакгаузы Северного вокзала, стоящие на берегу Красного пруда.. Семь лет назад он и представить себе не мог, что расстаётся с родным городом так надолго.

Выйдя на шумную, даже в этот ранний час, Каланчёвку, Антон взял извозчика. В принципе, до дома было полчаса ходу, но нога всё ещё побаливала, да и по родным Антон соскучился преизрядно.

Несмотря на то, что действующей армии ходили слухи о том, что в Москве идут уличные бои, чуть ли не с применением артиллерии, следов этого Антон не заметил.

… К своему дому Антон подъехал, когда на часах ещё не было и половины десятого. Отец как раз должен был собираться на службу. Дом на углу Старопименовского и Воротниковского переулков, на втором этаже которого их семья жила вот уже третье десятилетие, за время антоновского отсутствия ничуть не изменился: та же карамельная, подернутая московской серой пылью штукатурка, те же два огромных тополя во дворе. Вот только Семён, служивший дворником, как бы не те же три десятка лет (во всяком случае, Антон, помнил его столько же, сколько себя) изрядно постарел. Крепкий вологодский мужик, казавшийся в детстве Антону эдаким русским богатырём, сейчас как будто усох. Видно было, что он не столько метёт доски, покрывавшие двор, сколько стоит, погруженный в свои, явно невесёлые думы.

- Доброе утро, Семён: - решился вывести дворника из задумчивости Антон.

- Доброе утречко, ваше благо… - начал, было, дворник, но осёкся.

- Антон…Антон Сергеевич…??? - было заметно, с каким трудом Семён узнавал в статном капитане долговязого мальчика-гимназиста.

- Да я это, Семён: - улыбаясь, сказал Антон.

- Ох, радость то! Пойду Сергея Владимировича и Татьяну Антоновну обрадую!

- Погоди, я сам.

Поднявшись по узкой лестнице на второй этаж, Антон постучал в единственную на площадке дверь.

- Вы к Сергею Владимировичу, ваше благородие?: - Незнакомая девица, с классической внешностью московской кухарки, открывшая дверь, вопросительно посмотрела на молодого офицера.

- Да, к нему.

- Пойду, доложу.

- Постой!

Стремительно пройдя в прихожую, Антон повесил фуражку на вешалку и, как был, в шинели, вошел в столовую.

Мать и отец сидели за столом.

- Ну, здравствуйте, дорогие мои!

- Антоша, сынок!: - всплеснула руками мать.

- Здравствуй, здравствуй герой: - сказал, поднимаясь из кресла, отец - "Что же ты, телеграмму не дал?"

- Сюрприз сделать хотел. А Арсюша где? - поинтересовался Антон.

- Редко мы братца твоего, теперь видим: - ответил отец.

- Варвара, принеси ещё один прибор: - сказал отец, кухарке, на протяжении всей сцены стоявшей за спиной у Антона и виновато разводившей руками - дескать, "он сам ворвался".

- … или может, ванну примешь с дороги, сынок?

- Нет уж, тебе же на службу уходить, папа. Так что я с вами посижу, а ванна никуда не денется.

Через пять минут, Антон, раздевшись и умывшись, сидел за таким знакомым столом, а мать, с нежностью разглядывая его загорелое лицо, наливала ему чай.

- Ну, и надолго к нам аннинский кавалер приехал?: - спросил отец.

- Отпуск мне на 3 недели дали. По ранению.

Мать всплеснула руками:

- Антоша?

- Ничего страшного мама, с лошади неудачно упал: - сказал Антон, стремительно краснея. Обманывать маму у него никогда не получалось.

- Так братца мне, где найти?: - попытался он увести разговор от скользкой темы.

- Мама тебе расскажет: - заторопился отец - "а мне на службу уже пора".


"После завтрака Антон решил пойти на кухню выкурить папиросу (отец не курил, да и мать, насколько он помнил, не любила запах табачного дыма), однако мать сказала:

- Чего уж там, пойдём в гостиную.

- Мама, а что это Семён такой смурной?: - спросил Антон, когда, вольготно разместившись в кресле в гостиной, он раскурил папиросу.

- Так ведь горе у него сынок. Две недели тому назад у него сестру с племянником убили.

- Как так?

- Они погостить к нему приехали, да и племянника он на службу пристроить хотел. И всё то он мне рассказывал, какой племянник у него проворный да разумный, Он, Семён-то, его как сына родного любил. Сам знаешь, жениться Семён так и не сподобился…

- Знаю мама… Так приключилось то что?

- Да я рассказываю, сынок. Две недели назад пошли они, Клавдия с Алексеем на рынок, на Палашевку, снеди разной прикупить. А на Бронной социалисты, ироды, в чина какого-то жандармского бомбой кинули, вот их и убило.

- Как это бомбой?

- Ох, Антоша, да в Москве, почитай, каждую неделю, революционеры эти проклятые, то взорвут кого, а то и застрелят.

- Мам, а как же полиция и жандармы?: - с изумлением спросил Антон. То, что в Маньчжурии казалось ему дурацкими слухами, на поверку оказалось жутковатой реальностью.

- Так не справляются они, Антоша, их самих, что ни день убивают. Варвара, вон, рассказывала, ей соседская кухарка сказала, что третьего дня в Хамовниках революционеры налёт на участок сделали - двух городовых убили и пятерых поранили!

……..

После разговора с матерью Антон решил немного прогуляться по городу. Выйдя со двора, он пошел по Старопименовскому в сторону Тверской.


Выйдя на Тверскую, и повернув в сторону Страстной площади, Антон намеревался по бульварам дойти до родного училища. Появилось у него странное такое желание взглянуть на нынешних юнкеров. Да и пройтись по-осеннему нарядными бульварами тоже хотелось.

Остановившись у особняка Мазуриных, что напротив Английского клуба и достав из кармана шинели пачку папирос, Антон услышал, как кто-то за его спиной сказал "Бретёр, как есть бретёр!"…

….Ещё в гимназии, под впечатлением феерических приключений героев Дюма-старшего, Антон стал брать уроки фехтования у отставного гвардейского ротмистра. На первом занятии, к удивлению весьма скептически настроенного старого рубаки, тощий и нескладный подросток продемонстрировал недюжинную ловкость и вызывающее уважение упорство. Как это не странно, занятия "высоким искусством фехтования" весьма выручали Антона во время стычек на улице. Когда во время одной из "конфронтаций" между "реалистами" и гимназистами, регулярно случавшихся у сада "Эрмитаж", наш герой, раздвинув более рослых товарищей, вышел вперёд и, сжимая в руках палку, произнёс: "Господа, позвольте мне вызвать кого-нибудь из вас на поединок", многие его "соратники" захихикали. А уж реалисты просто загоготали как стадо гусей.

Спустя некоторое время из толпы противников вышел крепкий парень, примерно на полголовы превосходящий ростом нашего героя, отвесил ему шутовской поклон и, повернувшись к своим, сказал: "А что господа, это может быть забавно. Подайте-ка мне мою шпагу!"

Поединок продлился недолго. Однако к удивлению большинства присутствующих, победу праздновал отнюдь не "реалист".

В стремительном выпаде Антон нанёс удар в кисть вооружённой руки оппонента, обезоружив его. И, пока "шпага" противника отлетала в сторону, очень быстро ударил того в локоть этой же руки и сильно, с выпадом, уколол его в лоб. Ошеломлённый реалист качнулся назад, а затем, закатив глаза, рухнул ничком. Все присутствующие потрясённо замолчали. Антон же молча отсалютовал поверженному противнику и направился к своей "партии". Как впоследствии признавался сам себе Антон, самым сложным для него было не выйти на поединок, а не запрыгать от восторга тотчас же после победы.

Когда до своих оставалось пройти всего пару шагов, в задних рядах реалистов кто-то восхищенно выдохнул: "Вот так бретёр!". Так до момента окончания гимназии Антона и звали и свои и чужие.

…. Резко обернувшись, Антон увидел перед собой коренастого мужчину одетого в потёртую тужурку с петлицами политеха. Бесшабашно сдвинутая почти на затылок, когда-то щёгольская, студенческая фуражка придавала незнакомцу вид лихой, но и затрапезный одновременно.

- Что, не узнаёшь, ваше благородие?

10 лет срок значительный, но память Антона пока не подводила. Перед ним стоял тот самый "реалист", благодаря которому он и получил своё детское прозвище.

- Как же его зовут то? - из глубин памяти всплыло, казалось бы, прочно позабытое имя.

- Отчего же… Игорь…?

- Ну, по отечеству меня величать ещё не положено: - "реалист", хотя скорее уж "студент", попытался изобразить что-то среднее между реверансом и земным поклоном, и Антон понял, что его визави сильно подшофэ. Шутовской поклон настолько сильно вывел его из состояния шаткого равновесия, что ещё немного, и он бы рухнул. Антон подхватил "студента" за локоть и придал ему вертикальное положение.

- Р..рруки убери… Сссатрап…

Похоже, что Игорь стремительно терял связь с окружающим миром.


- Эй, робя, смотри… Опять "золотопогонники" руки распускают!

Перейти на страницу:
Комментариев (0)