» » » » Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса

Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса, Вячеслав Имшенецкий . Жанр: Детские остросюжетные. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса
Название: Секрет лабиринта Гаусса
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 15 февраль 2019
Количество просмотров: 392
Читать онлайн

Секрет лабиринта Гаусса читать книгу онлайн

Секрет лабиринта Гаусса - читать бесплатно онлайн , автор Вячеслав Имшенецкий
Перейти на страницу:

— Ну что ж, если первый раз слышишь, попросим о нём рассказать ребят.

Арестованный вопросительно посмотрел на капитана.

— Не удивляйся, Мулеков. Оглянись, я разрешаю.

Резидент резко повернулся на стуле. Увидел Петьку, Таню, Тимку и сидящего у дверей, рядом с часовым, Шурку Подметкина.

— О, ребятишечки! Сколько зим, сколько лет не виделись! Доброго вам здоровьица, мои родные.

Ребята промолчали. А он, как будто ни в чём не бывало, продолжал лебезить.

— Как вы подросли. Тимоньку, Танечку прямо не узнать — Он покосился в сторону дверей: — А Шурчик — то, Шуренок — то наш — прямо молодец! Героем выглядит, истинным героем!

Шурка от такой похвалы растерялся и покраснел. Мулеков замигал короткими ресницами:

— Скучал я о вас, ребята, сильно скучал.

Владимир Иванович постучал карандашом по столу.

— Хватит, Мулеков, ломать комедию-то. Он подошёл к ребятам: — Ну, что, привезли, то, что я просил?

— Привезли.

Тимкаитану Платонову. Владимир Иванович бережно принял из рук Тимки дневник. Стал перелистывать хрупкие пожелтевшие листки, внимательно вглядываясь в знакомый почерк своего командира. (Тогда, в гражданскую войну, Платонов был ранен, находился в полевом лазарете, и отряд Биль-Былинского ушёл без него).

Владимир Иванович осторожно перевернул последний листок. С горечью прочёл:

«…Сегодня 14 января 1922 года. Снова показался Мулеков. Теперь в руках у него охотничье ружьё. Подойти боится, думает, наверное, что в револьвере у меня есть патроны. Попытаюсь спрятать документы. Нашедшего мой дневник именем Революции прошу передать в органы Ч К. Документы чрезвычайной важности, и карты… считаю…».

Следующие строчки прочитать было невозможно. Дневник в шести местах пробит насквозь, по-видимому, картечью, и края дыр в этом листке осыпались.

Капитан поднял тяжёлый взгляд на Мулекова. Тот вдруг обмяк, рухнул на колени.

— Не убивайте меня. Я же много рассказал. Помог вам… О лабиринте Гаусса рассказал…

— Но насчёт лабиринта ты, Мулеков, по-моему, крепко запутался. Ведь старик Костоедов давно на том свете.

— Я истинную правду говорил, гражданин начальник, наверное, сын старика Сашик, обманул нас. О Флике я тоже правду рассказал. У него в Берлине я и Сашика Костоедова видел — толстый такой, в золотых очках. Я всей душой хочу вам помочь. Там, в лабиринте, лежит золото, спрятанное колчаковцами. Проверьте.

— Не беспокойся, Мулеков, проверим. Будет ещё у нас время. Разобьём фашистов и проверим. И твой хозяин Флик и предатель Костоедов никуда от нас не спрячутся.

…Когда увели Мулекова, капитан положил дневник командира в сейф и подошёл к ребятам. Улыбнулся и спросил:

— Ну что, в пионерский лагерь поедете, как договорились, или все ещё сомневаетесь?

Тимка и особенно Шурка, смутившись, промолчали, за них ответила Таня.

— Ехать согласны, мы и вещи с собой взяли и на Байкале со всеми попрощались.

— Комиссия к вам приезжала?

— Три тёти приезжали, разговаривали.

— Вот и хорошо. Отдохнёте теперь, а к первому сентября вернётесь и — за учёбу. В лагере сейчас находятся дети, вывезенные с прифронтовой полосы, я думаю, вы с ними подружитесь быстро.

Владимир Иванович достал из стола четыре картонных книжечки. На каждой был нарисован пионер с золотистым горном в руках.

— Это путёвки вам на все три сезона.

Он надел очки и внимательно рассмотрел цифры на путёвках. Сокрушённо покачал головой:

— Из-за нас, ребята, вы опоздали в лагерь на три дня. Вот надо же мне так запамятовать. Вас там, наверное, уже из всех списков вычеркнули и с довольствия сняли. Жаль, что у них телефона нет, позвонить нельзя. Но ничего, сейчас что-нибудь придумаем.

Он сел за стол и на уголке Петькиной путёвки написал несколько строчек.

— Покажите директору, если вычеркнул, пусть снова внесёт в списки, на все три сезона. Понятно?

— Понятно! — весело ответили ребята.

Потом их возили в солдатскую столовую и досыта накормили вкусной овсяной кашей, политой подсолнечным маслом. Повар, которому что-то сказал дежурный по кухне, принёс из склада и положил в мешки к ребятам сухарей, четыре банки консервов, печенье в пачках и что-то в газете. И, кажется, ещё, как заметил Шурка Подметкин, кулёк конфет в красивых бумажках. А через полчаса легковая машина с красной полосой на дверке мчала ребят по укатанной глинистой дороге в пионерский лагерь «Звёздочка».

ГЛАВА 2

Дорога шла между гор. То она круто поднималась до самых скальных круч иТяни ветром откинуло угол брезентового покрытия и оттуда торчали рельсы.

Шофёр, заметив любопытные взгляды ребят, улыбнулся:

— Это грозное оружие, дети. Скажу по секрету, называется оно «катюша». Под Москвой, говорят, такие «катюши» жгли фашистов, как тараканов, а эти, может, и по проклятой Германии палить будут.

— Дядя, а кто эти «катюши» придумал?

— Советские конструкторы, а фамилии их никто не знает. Военная тайна.

— Потом, конечно, в газетах напишут, кто они такие, и фамилии назовут.

— А когда… потом?

— Когда фашистов разобьём.

Мелькнул последний вагон. Со стороны скал опять раздался тихий свист, и шофёр взялся за руль, включил скорость. Переехали рельсы, и дорога пошла круто ввеpx. Зелёные ели загораживали солнце, ветками касались кабины. Несколько раз прямо из-под машины вылетали пёстрые рябчики.

Петька Жмыхин не следил за дорогой, не рассматривал птиц, не обращал внимания на стрелку спидометра. Он сжался и о чём-то глубоко задумался. Может, он мечтал попасть на фронт и стать снайпером или выучиться на лётчика, чтобы с одного раза сбивать хвалёные «хейнкели», «юнкерсы» и всякие «мессершмитты». А, может быть, мечтал и о разведке.

Таня хотела спросить Петьку, почему он стал вдруг такой серьёзный, но не успела. Шофёр сбавил скорость, вывернул руль до отказа и развернул машину.

— Выходите, пассажиры! Приехали.

Водитель тоже вылез на дорогу и, разминая ноги, обошёл вокруг машины.

Таня оглянулась. Со всех сторон их окружала тайга.

— Дядя, а где же лагерь?

— А вон в кустах красная стрелка, видишь, вон справа.

В нескольких шагах от дороги, среди кустов, действительно стоял столбик с фанерной стрелкой. Она указывала вниз на едва приметную тропу. На фанере аккуратная надпись: лагерь «Звёздочка» — 2 км.

Шофёр помог вынести из машины пожитки и приказал.

— Идите только по тропе, никуда не сворачивайте. Внизу перейдите ручей по бревну и увидите корпуса. Путёвки сразу отдайте директору. Ясно?

— Ясно, дядя! — ответил за всех Шурка Подметкин.

Попрощавшись, шофёр пошёл к машине, но, хлопнув себя по карману, вернулся.

— Надо же, чуть не забыл! — Он вынул узкий запечатанный конверт.

— Секретарь Ольга Филипповна просила передать директору лагеря. — Он посмотрел на красную стрелку и вздохнул; — Далеко идти, машину боязно оставлять.

— Давайте, мы отдадим, — Таня протянула руку.

Шофёр чуточку помедлил, снова посмотрел на стрелку и отдал конверт.

— Не потеряйте.

— Не потеряем, дядя, отдадим из рук в руки. — Таня сунула конверт за пазуху.

Шофёр сел в кабину, пожелал счастливого отдыха, захлопнул дверку, и машина покатила с горы. Шурка поднял на плечо заплатанный мешок и весело сказал:

— Теперь попрём в лагерь шамать кашу с молоком.

— Тебе только шамать, лишь бы задарма, — почему-то рассердился Тимка.

— Я просто так сказал, чего придираешься, как старуха Носониха.

Тимка подскочил к Шурке, но вмешалась Таня.

— Мальчишки, перестаньте. Даже смотреть противно. Ты знаешь, Петька, они сегодня в самолёте умудрились поссориться, от окошка друг друга отталкивали.

Петька не ответил. Он сел на белый камень и стал спокойно рассматривать горы.

— Почему ты сегодня такой странный, Петька? — спросила Таня.

— Не странный. Одно дело задумал, но боюсь, что вы откажетесь.

Тимка, Таня и Шурка приблизились к белому камню.

— Говори, Петька, не откажемся. Петька прислушался к тишине и спросил:

— Вы слыхали, Мулеков про лабиринт Гаусса упомянул?

— Слыхали…

— Так вот, лабиринт — это подземная пещера, и Мулеков на допросе рассказывал, что в гражданскую…

— Все понятно, — перебил Шурка, — там спрятано золото. Пойдёмте искать. Я согласен.

— Не кричи ты, Шурка, как угорелый. Капитан сказал, что им некогда сейчас, а только после войны. А мы подарочек сделаем…

У Тимки, у Шурки заблестели глаза. Было ясно, что они согласны хоть сейчас идти искать лабиринт Гаусса.

— Мальчишки, а как же лагерь-то?

— Никак. Не пойдём, и все, — заявил Шурка.

— А если разыскивать будут?

— Не будут, — уверенно сказал Петька. — Во-первых, капитан Платонов говорил, что нас, возможно, из списков давно вычеркнули, во-вторых, с довольствия сняли…

— А в-третьих, — перебил Шурка, — телефона в лагере нет, и ничегошеньки о нас не узнают, а к первому сентября мы в Иркутск припрём. С золотищем-то повстречают нас, как родненьких.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)