» » » » Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса

Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса, Вячеслав Имшенецкий . Жанр: Детские остросюжетные. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Вячеслав Имшенецкий - Секрет лабиринта Гаусса
Название: Секрет лабиринта Гаусса
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 15 февраль 2019
Количество просмотров: 392
Читать онлайн

Секрет лабиринта Гаусса читать книгу онлайн

Секрет лабиринта Гаусса - читать бесплатно онлайн , автор Вячеслав Имшенецкий
1 ... 3 4 5 6 7 ... 36 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

Игнат Андреевич повеселевшими глазами посмотрел на птичку и сказал:

— Вот иТяниак не решатся. Побаиваются».


Из военных планов Японии.

…План войны против СССР предусматривает в первую очередь захват советского Дальнего Востока. План определяет нанесение главного удара на приморском направлении и на благовещенском с целью захвата Владивостока, Имана, Благовещенска, Николаевска-на-Амуре, Комсомольска-на-Амуре, Советской Гавани, советского Сахалина и Петропавловска-на-Камчатке…

Опершись на палку, дед встал.

— Заговорился я, а там лагерь пустой, социалистическое имущество может пропасть. — Он потёр поясницу, выпрямился: — Пойдёмте, ребятки, ко мне в гости. Чайку попьём. — Дед хитро сощурился: — Кое-чем разговеемся, не к пустому столу, так сказать, приглашаю.

Тимка, Таня, Шурка вопросительно посмотрели на Петьку. Но Петька почему-то молчал. И тогда Таня нашлась:

— Спасибо, дедушка, мы очень торопимся. На обратном пути обязательно зайдём.

— Да куда вы на ночь, глядя. Без тёплого ночлега в горах спать — жуть! Сам знаю, всю жизнь в тайге пробегал. Ночами, как заяц, под кустиками мёрз.

Петька кивнул на фанерную стрелку.

— А нас там никто не прогонит?

— Кому, мил человек, гнать-то. Один я, да собака у меня такая же, как я, еле ноги таскает.

Петька поднял мешок на плечо:

— Пойдёмте, дедушка.


ГЛАВА 3

Дед повёл их по узенькой тропинке. За ним спешила Таня. Сзади всех плёлся Петька Жмыхин. Он шёл и ругал себя за то, что, понадеявшись на удачу, спросил деда о лабиринте Гаусса. Выдал тайну. Хорошо, если дед действительно не знает. А если знает и нарочно притворился? Тогда завтра же сообщит в город:

— Четверо подозрительных ищут лабиринт Гаусса. Время военное, и милиция сразу примет меры.

Тимка, шагавший впереди, остановился, подождал Петьку и зашептал ему на ухо:

— Не переживай. Ночью у костра Шурка наговорит деду всяких страхов. Тот забудет про все. Ей богу!

Только Шурку настропалить надо.


Шифрограмма доклада Флику.

…Исчезновение самолёта, посланного к Мулекову, выяснить не удалось. Вероятно, ночью при плохой видимости он врезался в скалы. Связь с Мулековым оборвалась в тот же день. Отказ рации исключён, так как он мог использовать связь по каналу «фогель». Вероятно, он погиб. По-видимому, или внезапное нападение дикого зверя, или другой несчастный случай со смертельным исходом…

Группа, сброшенная в районе Южного Байкала, которую должен был возглавить Мулеков и увести в Жаргино к Костоедову, вышла на связь только раз, сообщив, что Мулеков на встречу не явился. Группа неопытная, нервничает. Агент по кличке Вислоухий не хочет подчиняться Kpeпышу. Точный план маршрута к лабиринту Гаусса передать им по эфиру не рискнули. Сообщили в общих словах.

Приказали воспользоваться вариантом, полученным от литератора ещё до войны. Но план литератора, по-видимому, оказался устаревшим. Старик-таёжник, с которым он договаривался о карте, мог давно умереть.

Группе было приказано, в случае нереальности плана литератора, выйти в эфир повторно. Намеревались сбросить им опытного руководителя вместо пропавшего Мулекова, но группа Крепыша на связь больше не вышла…

— Ну вот, ребятки, кажется, добрались до места — Старик тростью показал на зелёные корпуса домов: — Там отдыхающие живут, а здесь, — он кивнул на крохотную бревенчатую избушку, — мои хоромы.

Наклонившись через штакетник, дед повернул вертушку, открыл калитку. Звякнула цепь. Ребята насторожились. Из-под крыльца вылезла рыжая собака. Посмотрев на гостей, зевнула во всю пасть и, дёрнув несколько раз ржавую цепь, заскулила.

— Не скули, Нарта, гостей привёл, теперь нам с тобой весело ночевать будет.

Шурка погладил Нарту. Пощупал ребра:

— Тощая больно!

— Эти дни на цепи держу. А то носится по тайге за мышами, а мне, чего греха таить, ночевать одному боязно, — дед кивнул в сторону корпусов. — Так и кажется, что оттуда кто-нибудь подкрадётся при ночной тишине.

Он открыл скрипучую дверь, вошёл в сени, что-то переставил, загремел посудой и показался на крыльце с котелком в руках.

— Идите, ребятки, познакомьтесь с моим хозяйством, а я чаек сгоношу, кашицы манной приготовлю. У меня целый стакан крупы. Куда мне одному столько. Петька шепнул Тане. Она подскочила к мешкам.

— Дедушка, у нас еда есть. Нам всякой разной наложили.

— Ваше трогать не будем — в тайге пригодится.

Таня стала помогать деду готовить ужин, а мальчики пошли осматривать хозяйство. Они завернули за угол корпуса, и Петька сразу же стал рассказывать Шурке о задуманном плане.

— Ты должен сегодня нас выручить. Понимаешь, и зря спросил про Гаусса. Дед может кому-нибудь сообщить.

— А что нужно сделать?

— Вечером рассказывай деду Игнату всякие страшные истории. Ты же их много знаешь, и говори мне подряд, чтоб он о Гауссе забыл насовсем.

Тимка подошёл вплотную и зашептал:

— Про бабку свою, которая ведьмой была, расскажи. В общем, ври, сколько сможешь.

— Почему это я вру, я завсегда правду говорю.

Поздно вечером, когда непроглядная темень поглотила горы, ребята, отведав дедовской каши, удобно расположились вокруг костра и слушали Шурку Подметкина. Сегодня он добросовестно выполнял поручение своих друзей, рассказывал такую невероятную историю, что даже у Петьки холодели от страха ноги. Дед Игнат, увлечённый рассказом, сжался в комочек. Шурка, сам пугливо глядя в темноту, шептал: — И тогда мой отец запер дверь в зимовьюшке. B темноте забрался на нары. А они-то, нары, заскрипели так жалобно, аж отцу нехорошо стало. Лежит он, а глаза в темноте не закрывает. Забоялся их закрыть. Тихо лежит, и тут показалось ему, будто под нарами кто-то притаился. Он опустил руку вниз и стал щупать, — у Шурки застучали зубы, — и нащупал человека. Отец мой заголосил, а тот не шевелится. Задушенным оказался. Отец спрыгнул с нар и хорошо сделал, потому как через оконце тянулась к нему белая рука. Отец стрелил из двустволки, а на призраке, слышь, дедушка, рубаха-то белая, заговорённая, дробь не пробивает…

Дед, трясясь телом, проговорил:

— Из винтаря надо было стрелять.

Тане стало жалко Игната Андреевича, и она, незаметно толкнув Шурку, шепнула:

— Перестань. — И громко спросила: — Дедушка, а что такое винтарь?

— Это мы так винтовку называем. У меня тоже добрая винтовочка была. Она хоть на тыщу метров любого заколдованного призрака насквозь бы взяла.

— Дедушка, а где она сейчас?

Дед Игнат обрадовался перемене разговора и с готовностью стал рассказывать о своей винтовке.

— Сейчас её у меня нету. Милиция ещё до войны отобрала. Сам виноват. По моей глупости. Подарил мне её, ребятки, один учёный, правда, из немцев. В тридцатых годах он здесь шастал. Называл себя литератором.

— Петька вздрогнул и, не веря своим ушам, спросил:

— Как, дедушка, вы его называли?

— Фамилию я не помню. Литератор да литератор. Сказки всякие любил слушать. Прилипчивый такой был, просто ужас. Расскажи то да расскажи это. Как— то услышал он про одну брошенную деревню — Жаргино называется. — Ребята затаили дыхание. — Привязался ко мне: ты, говорит, дед, старый таёжник, должен знать эту деревню. Ходил за мной, как тень и ныл — «Вспоминай, дед, вспоминай». А я этих деревень, брошенных на своём веку, перевидел, не приведи, господь, сколько, может, и Жаргино встречал, да позабыл.

— Дедушка, а зачем ему нужно было Жаргино?

— Не знаю. Может, думал, там кто и остался, и сказку ему расскажет. Какой спрос с учёного-то…

Дед потёр руки над костром:

— В общем, привёз он мне в подарок винтовку. Отдал. Вином заграничным угостил и говорит: а ты, Игнат Андреевич, составь мне карту, как попасть в Жаргино. Хотя бы, говорит, примерную. Я за картой, мол, приеду в следующий раз и пойду по ней в Жаргино. Винтарь добрый оказался. Глаза у меня разгорелись. Сходил к знакомым таёжникам. В ту пору им лет по сто было, сейчас давно в земле сырой лежат.

Дед тяжко вздохнул.

— Да-а, от старости, ребятки, не спасёшься. Лечись хошь чем. Хоть там рога-панты настаивай, хоть этот самый корень женьшень пей, все равно не уйдёшь от старости:— Помню одного…

Петька незаметно дотронулся до Тани. Она поняла.

— Дедушка, обождите, дедушка. Вы нам про винтарь рассказывали…

— А на чём я остановился?

— Вы сказали, что пошли к знакомым старикам.

— Ну вот, обошёл их всех. Кое-чего тут сам вспомнил. И посулил учёному немцу составить карту к следующему приезду. Он рад, нож мне ещё добрый подарил. А я от удовольствия пообещал проводником быть до самого Жаргино. Уехал немец, а меня сомнение взяло. Хоть мы с фашистами тогда и не воевали, зачем ему, думаю, карта. Пошёл я в милицию, а там меня же обругали, дурной головой назвали. Велели помогать литератору. Он, оказывается, за границей профессором считался, с дуру я и про винтарь ляпнул. Приехали, забрали. И велели, если немец приедет, сказать ему, что винтарь я, мол, потерял.

1 ... 3 4 5 6 7 ... 36 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
Комментариев (0)