» » » » Вальтер Диггельман - Увеселительная прогулка

Вальтер Диггельман - Увеселительная прогулка

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Вальтер Диггельман - Увеселительная прогулка, Вальтер Диггельман . Жанр: Современная проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Вальтер Диггельман - Увеселительная прогулка
Название: Увеселительная прогулка
ISBN: нет данных
Год: -
Дата добавления: 4 февраль 2019
Количество просмотров: 61
Читать онлайн

Увеселительная прогулка читать книгу онлайн

Увеселительная прогулка - читать бесплатно онлайн , автор Вальтер Диггельман
Попытка главного героя романа превратить редактируемую им «тиражную» газету хотя бы в подобие порядочного и серьезного издания оборачивается необратимой и сокрушительной неудачей. Ему преподается наглядный урок, что полагаться в нашем мире на порядочность и благородство — слишком дорогостоящая иллюзия…
Перейти на страницу:

В. М. Диггельман

Увеселительная прогулка

17 августа, 18 часов 15 минут

ГОСТИНАЯ В ДОМЕ ЭПШТЕЙНА

— Где Оливер?

— Не знаю, — сказал Эпштейн.

— Он поехал на озеро?

— Разве он собирался?

— Почему ты не запретишь ему — раз и навсегда?..

— Что я должен ему запретить?

— Брать эту твою дурацкую моторку…

— Как так «дурацкую»?

— Она тебе совершенно не нужна, — сказала Сильвия, — для фасона только.

— Ну, а при чем тут Оливер?

— Ты же хвастаешься перед всеми, как прекрасно воспитываешь сына!

— По-твоему, это не так?

— Да ты и не думаешь его воспитывать.

— Может быть, ты этим занимаешься?

— Я-то конечно, но если мне и удается в конце концов заставить его делать то, что он обязан…

— А что он обязан?

— …как являешься ты и сбиваешь мальчика с толку.

— Оливер найдет свое место в жизни. Наберись терпения. Когда мне было шестнадцать лет, как ему… Словом, я не хочу, чтобы он тоже…

— Чтобы он что?

— Сильвия! — взмолился Эпштейн. — Перестань! У Оливера сегодня рано кончились занятия. Почему бы ему не поехать на озеро, не искупаться? Плавать очень полезно!

— Он гоняет на твоей лодке, но ведь он еще ребенок. Как можно ему все разрешать! Вдруг он что-нибудь натворит?..

— Да что ты заладила «твоя» лодка, на «твоей» лодке? Это наша лодка.

— Это твоя лодка. Мне она ни к чему. Ты прекрасно знаешь.

— Понятно, — сказал Эпштейн.

Он встал и подошел к стеллажу с книгами, но книгу не взял; рука его потянулась к дверце встроенного в стеллаж шкафчика, за которой в ряд стояли бутылки: виски, «дюбоннэ», «кампари»… Эпштейн любил выпить, но он никогда не напивался допьяна; тем не менее врач два раза в год внушал ему: «Страдает не столько ваша печень, сколько голова. А голова вам еще нужна». Так говорил врач, а он отвечал твердо и самоуверенно: «Я весь голова. Я — мозг моей газеты».

Когда «его» газета только начала выходить, многие сразу окрестили ее «бульварным листком», но люди понимающие квалифицировали как ходкую, «тиражную» газету, ибо слово «бульварная» звучит подозрительно и наводит на мысли о сексе и детективных историях, о низменных инстинктах, жестокости и всяческой грязи, — да, так вот когда газета только начала выходить, он целый месяц не мог наглядеться на выходные данные: «Главный редактор Герберт Эпштейн». Вот оно — черным по белому. Он добился своего.

— Может быть, тебе и дом ни к чему? — спросил он жену.

Она не ответила.

— И ковры тоже?

Сильвия опустила глаза.

— Я не могу говорить, когда ты забрасываешь меня вопросами. Да еще в таком тоне.

— И наши две машины?

— Не кричи, пожалуйста, — попросила она.

— А я и не кричу. Я собираюсь налить себе виски и задать тебе несколько вопросов. Например: кто плакал от радости, когда мы переехали в этот дом, в дом с садом и плавательным бассейном? Кто говорил, неужели нельзя сделать бассейн прямо в гостиной? Кто…

— Перестань, прошу тебя, — сказала она.

— Значит, ты это признаешь?

— Да, я знаю, ты все делал только ради меня, Ведь тебе самому ничего не нужно. Не будь меня, ты и сегодня жил бы на Фрайештрассе, в двух темных комнатушках, спал бы на древнем матраце…

Он отставил рюмку с виски, даже не пригубив, подошел к ней — она сидела поникнув в низком кресле, — рывком притянул к себе, обнял за талию, прижался щекой к ее щеке и сказал:

— Стриндберг устарел. Борьба полов уже прошлое. И кроме того, я тебя люблю. Что же тебе еще нужно?

Она молча стерпела все, а когда он ее отпустил, сказала:

— Ты всегда знаешь все лучше меня.

— Нет, это всего только слова, хоть ты и без конца их повторяешь. Ничего я не знаю. То есть знаю, как трудно жить в браке. Знаю, что не каждый человек способен всю жизнь довольствоваться одним партнером, особенно в постели. Но если тебя мучит это… Ведь я тебе никогда не мешал и сейчас не мешаю…

Сильвия спросила:

— Ты опять дал Оливеру ключ?

— Какой ключ?

— Ключ от лодки.

— Ты отлично знаешь, что Оливеру еще не полагается ездить одному. Вот почему я и не даю ему ключа. Но что это у тебя сегодня лодка из головы не выходит?

— Я боюсь.

— Бояться нечего. Оливер уже не маленький. Он знает, что можно и что нельзя.

— Стоит ему попросить о чем-либо тебя — и ему все можно.

— Я обращаюсь с ним как со взрослым. Пусть Оливер видит во мне не только отца, но и друга.

— Ты слишком редко бываешь дома.

— Неужели я опять должен объяснять тебе, что есть обстоятельства, от меня не зависящие? Кому-то из нас двоих надо зарабатывать деньги. Может, предоставить это тебе? Ну и сколько тебе удастся заработать? Семьсот-восемьсот франков в месяц? А что ты вообще умеешь делать? Немножко знаешь французский, английский? Печатаешь на машинке? Стенографируешь? Ах да, у нас ведь не хватает медсестер. Можно пойти в медсестры. Начать с санитарки. Чушь все это! Думаешь, я сам не знаю, что наша семейная жизнь катится ко всем чертям? Материальная зависимость жены от мужа. Семья как, ячейка авторитарной структуры. Женщина подчинена мужчине. Господин Эпштейн хоть и главный редактор, но перед издателем тоже гнет спину. Правда, те щелчки, которые достаются господину Эпштейну, он может выместить на своих сотрудниках. Таким образом, господину Эпштейну не приходится изливать на домашних скопившийся у него гнев. Господин Эпштейн имеет в своем распоряжении банковский счет. Госпожа Эпштейн не обязана отчитываться мужу в своих расходах. Госпожа Эпштейн вправе спать с другими мужчинами. У господина Эпштейна есть к ней лишь одна-единственная просьба: он не хотел бы об этом знать.

— Замолчи! — крикнула она вдруг.

Он взглянул на часы.

— Семь часов. Мне надо в редакцию. Этот разговор мы продолжим завтра. Пожалуйста, разбуди меня в десять. Если ты соизволишь еще быть здесь…

17 августа, 19 часов 35 минут

СНАЧАЛА В ГОСТИНОЙ ДОМА ЭПШТЕЙНА, ПОТОМ НА КУХНЕ

— Как ты поздно, — сказала Сильвия, — ведь уже так много времени.

Оливер промолчал.

— Скажи, мама, на кого я больше похож, на тебя или на папу?

— Ты и сам знаешь.

— А все-таки?

— Ну хорошо. Высоким ростом ты в папу, густыми черными волосами — в папу; у тебя зеленоватые глаза, как у папы, такие же тонкие руки и большие ноги…

— А знаешь, ступни ведь не бывают большими, все зависит от длины пальцев на ногах…

— И еще у тебя развинченная походка твоего отца.

— Но ведь и ты высокая, — сказал Оливер, — и у тебя красивые тонкие руки, ты очень изящная, только в отличие от папы волосы у тебя белокурые, а глаза голубые. И еще у тебя очень красивые зубы и очень красивый рот, ты могла бы обойтись без губной помады, зачем ты вообще красишь губы?

— Наверно по привычке.

— Мне нравится, что ты почти не носишь побрякушек. Может быть, папа тебе их не покупает?

— Почему ты пришел так поздно?

— Что можно поесть?

— Ты же знаешь, что я беспокоюсь, если тебя нет дома хотя бы к шести часам — это уж самое позднее.

— Ты уже поужинала? А где отец?

— Если бы ты меня предупредил, что задержишься… Разве так можно…

— Извини, мама. Мы заболтались и не заметили, который час.

— Пойдем на кухню. Я тоже еще не ужинала. Я испекла пиццу, надо только ее подогреть — пять минут, и готово. А ты пока прими душ. Или хочешь ванну? Я купила новый флакон хвойного экстракта. Только не лей слишком много — в аптеке меня предупредили, что концентрация очень сильная. Даже по цене видно.

— На кухню так на кухню, — ответил Оливер.

Кухня была оборудована аппаратурой «Дженерал электрик» — тридцать пять электрических приборов и приборчиков, как однажды подсчитал Оливер.

— А папа опять ужинает в городе? — спросил Оливер.

— Он всегда ужинает в городе.

— И неизменно в «Кроненхалле»?

— Не знаю. Я его никогда не спрашиваю. Он ездит в ресторан, где между одиннадцатью и двенадцатью ночи еще подают что-нибудь горячее.

— Будь я главным редактором… — начал было Оливер.

— В холодильнике есть апельсиновый сок. Что ты хочешь этим сказать: будь ты главным редактором?..

— Папа теперь совсем не бывает дома.

— По субботам!

— Почему он не ужинает с нами?

— Спроси его.

— Разве бы ты отказалась покормить его между одиннадцатью и двенадцатью ночи?

— С кем это ты так заболтался, что не заметил, который час?

— С одной девчонкой.

— Где?

— На пляже.

— На нашем пляже?

— В нашем домике на берегу.

— А что это за девчонка?

— Я ее почти не знаю.

— Где же ты с ней познакомился?

— Нам с ней по пути в школу.

— Как ее зовут?

— Не знаю.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)