» » » » Виталий Пищенко - НЛО из Грачёвки (Сборник)

Виталий Пищенко - НЛО из Грачёвки (Сборник)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Виталий Пищенко - НЛО из Грачёвки (Сборник), Виталий Пищенко . Жанр: Детская фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Виталий Пищенко - НЛО из Грачёвки (Сборник)
Название: НЛО из Грачёвки (Сборник)
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 16 февраль 2019
Количество просмотров: 148
Читать онлайн

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних чтение данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

НЛО из Грачёвки (Сборник) читать книгу онлайн

НЛО из Грачёвки (Сборник) - читать бесплатно онлайн , автор Виталий Пищенко
Фантастические повести для детей.Составитель Виталий Пищенко.Художник А. А. Савко.
1 ... 3 4 5 6 7 ... 57 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

Убедившись, что купол выпускает, Тихон улегся на пол и свесил голову за край тарелки. Рядом немедленно пристроился Пашка и плюнул в пустыню.

— Может, это сон такой, а, Тихон?

— Может… Коллективный сон. Слышь, Павел, — Тихон втянул голову под купол, — сядь сюда. Да, да… подальше.

Когда Пашка перебрался подальше от пульта, Тихон медленно опустил тарелку на песок.

— И попробуй только двинуться с места, — пригрозил он, выбираясь из тарелки.



Жар шел отовсюду. Песок был раскален, и воздух, едва заметно колышущийся, был сух и зноен. Пот почти сразу же проступил на лбу.

«Останься здесь без транспорта…» — подумал Тихон и на всякий случай оглянулся на тарелку. Все было в порядке. Тарелка поблескивала куполом, а под ним, безучастный ко всему, лежал, закинув руки за голову, Пашка.

То, что с воздуха казалось мелкой рябью, оказалось крупными волнами. Идти по песку было трудно. Особенно сложно было подниматься на песчаные кручи. С виду они казались монолитными, а на самом деле состояли из мелкого, сыпучего песка, непрерывно ползущего под ногами. Тихон почти на четвереньках одолел бархан и стоял на вершине, истекая липким потом. Пустыня один на один казалась еще более величественной. Бесконечной чередой барханы уходили к горизонту и терялись из виду в дрожащих струях нагретого воздуха.

Тихоном овладело странное ощущение нереальности происходящего. Все это: и ночная гроза в Грачевке, и невероятная находка, а теперь еще и раскаленная печь пустыни — показались ему каким-то фантастическим фильмом, невольным персонажем которого он стал. Казалось, стоит только выйти из зрительного зала или выключить телевизор, как все происходящее немедленно исчезнет.

— Ну, что? — раздалось совсем рядом.

В двух шагах от Тихона в воздухе висела тарелка. Пашка, наполовину срезанный куполом, лежал, опершись локтями на выступающее основание, и смотрел в ту же сторону, что и Тихон.

Тихон вытер пот со лба.

— Странное что-то получается, — сказал он. — Значит, дома выйти из-под купола нельзя, а тут, в пустыне, — пожалуйста…

— Разобрался я, — сказал, зевая, Пашка. — Все проще пареной репы. Залезай, домой поедем. Теперь и дома можно будет выйти.

Тихон забрался под купол и вздохнул облегченно: техника кондиционирования тарелки действовала безупречно.

— Вот, видишь, где мы? — Пашка ткнул пальцем в глобус. — Точка вот… видишь?

— Ты мне скажи, откуда она взялась? Не было ведь никаких точек?

— Знаю, что не было.

Пашку разморило на солнышке. Он зевал и клевал носом.

— Так откуда?

— Заказал я. Понимаешь, заказал… Она так может, — поведя рукой, пояснил Павел.

— Ерунду говорит какую-то…

— Чего ты… — сонно сопротивлялся Пашка. — Ерунду, сразу. Я и клавиши заказал. Эта вверх, думаю, тогда эта — вниз, думаю.

— А в лоб какая будет, ты не думаешь? — взъярился Тихон. — Он, понимаешь, заказывает и молчит!

— Да не знал я… Не знал! Думаю, ну как мы определяться будем? Хоть бы точка, там, где мы… А она — раз и появилась. И про клавиши сразу понял.

Пашка принялся вращать глобус.

— Что-то тут речек много, Тихон… Которая наша? Поставить надо хоть приблизительно.

Точка плясала где-то в верховьях Лены.

— Уйди, троглодит!

Тихон, полагаясь на чутье, повращал глобус, подведя под точку то место, где должен был находиться Сосновск.

— Давай… — отстраняясь от пульта, сказал он. — Раз ты такой любимец марсиан.

Ускорение, в который раз за сегодняшний день, навалилось на плечи ребят, и пустыня оказалась далеко внизу.

3

Над слякотными грачевскими улицами, ныряя и раскачиваясь, беззвучно плыл неопознанный летающий объект, проще говоря, летающая тарелка. И именно бесшумность транспортного средства вывела из себя бдительных дворняг.

Метнулась в подворотню, заливаясь лаем, первая. Глухо забрехала спросонья другая. Вскоре вся деревня была заполнена разноголосым воем и лаем. Захлопали двери домов. В темноте послышались голоса.

— И с чего это они, черт их дери? — спросил первый.

— Сам не пойму, — ответил второй.

— Тьма кромешная, — молвил первый голос.

— Хоть бы звездочка на небе, — поддержал его второй.

— Опять дождь будет, — поддержал разговор кто-то в исподнем с противоположной стороны улицы.

Как-то сам собой разговор перескочил на сенозаготовку, потом на события в Африке и на проблемы энергетического кризиса.

В темноте засветился огонек папиросы.

В самый разгар беседы в конце улицы появился некто в белой рубахе. Разговор, дошедший тем временем до советско-американских отношений, прервался.

— Это, никак, Волков сын? — спросил первый голос.

— Вроде он, — согласился второй.

— Ты чего это среди ночи шастаешь? — обратился к Тихону третий.

Тихон, не останавливаясь, дружелюбно сказал;

— Сено сгребали… Вот и задержались.

Позвольте, но…

1

Тяжелая августовская зелень листьев была усыпана сверкающими каплями воды. Весь сад носил следы ночного ливня. Асфальт дорожек был засыпан песком и сбитыми ветками. В лужах лежали розовые облака, и капли, падающие с деревьев, разбивались о них. Неподвижный утренний воздух вобрал в себя запахи грозы, мокрого песка, листьев и был так плотен, что у Константина Тимофеевича перехватило дыхание, и он остановился, привыкая к оглушительному гомону птиц и буйству утренних красок.

Каждый раз после ночи, проведенной в подземелье, он бывал поражен контрастом этих двух миров — подземного, лишенного запахов, красок, звуков, в котором даже эмоции были строго регламентированы, и этого — настоящего, жившего по своим извечным законам.

Улыбнувшись, Константин Тимофеевич закинул руки за голову, потянулся и зашагал к институту, в стеклах которого сияло утреннее солнце.

Вахтер встретил Волкова испуганно-сочувственным взглядом. Константин Тимофеевич истолковал это по-своему:

«Вот видишь, — обратился он к себе, — тебя уже люди жалеть стали. Доработался. Два года без отпуска!»

Внезапно он почувствовал необыкновенную усталость. Захотелось немедленно, сейчас же, не заходя в лабораторию, бросить все и катить куда глаза глядят. Например, в Грачевку к брату.

Сейчас так хорошо в Грачевке! Можно будет захватить удочки и махнуть на остров. А там бездумно валяться на песке целый день. И болтать с племянником о чем угодно. Хоть о Бермудском треугольнике, хоть о достоинствах новой модели «Москвича».

Внезапно вспыхнувшее желание ехать в Грачевку было настолько сильным, что Константин Тимофеевич остановился посредине лестничного пролета, готовый повернуть обратно. Мысленно он уже видел себя стоящим в очереди за билетами на автовокзале. Он даже несколько шагов вниз по лестнице сделал, но опомнился.

«Что это со мной?» — мелькнула мысль.

Представив себя со стороны, бормочущего и топчущегося на лестнице, Константин Тимофеевич устыдился и медленно пошел вверх, налегая рукой на перила. Но желание съездить в Грачевку не оставляло его.

«А что, в самом деле? — думал он. — Возьму я денька три, отдохну».

Решение успокоило Волкова, и он бодро зашагал по коридору. Перед дверью мельком взглянул на часы, вошел… и увидел всю лабораторию в сборе. Вновь взглянул на часы. Может, ошибся? Нет… шесть часов утра. Что за черт… Может…

Волков почувствовал, как на лбу выступил пот.

«Агафон!»

Не сводя глаз с сотрудников, Константин Тимофеевич сделал два шага, посмотрел на экран монитора. Экран полыхал ровным зеленым светом. Все было в порядке.

— В чем дело? — хрипло спросил Волков.

Закашляли, заскрипели стульями, запереглядывались. Заговорил Гракович:

— Агафон коротнул сеть. Сначала два броска… Системы сразу на аварийный… Тут он и коротнул.

Константин Тимофеевич впервые видел старшего инженера подавленным.

Пожевав губами, Гракович продолжил:

— Сначала началась чехарда с графиками прироста информации. По всем составляющим… По инструкции, вас положено снимать… Связь не работает. Включаю аварийную, и та молчит. На экране вижу, что у вас все в порядке…

— Погоди… — не дослушал Волков. — Он что, на резерве, что ли?!

Не веря собственным глазам, он смотрел на щит управления. Приборная группа основной сети мертво высвечивала нули.

— Но ведь… установка действует?!

Пальцы Волкова забегали по пульту монитора. На экране стала видна внешняя спираль, потом внутренняя, еще одна… Вот и конец шнура, мягко и неровно дрожащий, словно заячий хвостик.

«Целехонек… Рванул в импульсе энергию основной сети, спалил все, что было можно, и переехал на резервное питание. Как на такси из автобуса пересел. На ходу причем…»

1 ... 3 4 5 6 7 ... 57 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
Комментариев (0)