» » » » Александр Шульга - Самоубийца, который решил жить долго

Александр Шульга - Самоубийца, который решил жить долго

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Шульга - Самоубийца, который решил жить долго, Александр Шульга . Жанр: Криминальный детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Александр Шульга - Самоубийца, который решил жить долго
Название: Самоубийца, который решил жить долго
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 5 февраль 2019
Количество просмотров: 170
Читать онлайн

Самоубийца, который решил жить долго читать книгу онлайн

Самоубийца, который решил жить долго - читать бесплатно онлайн , автор Александр Шульга
1 2 3 4 5 ... 7 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

 Не коси черпак, косоглазый чертила из Нижнего Тагила, - кричали через кормушку постояльцы и требовали добавки, на что следовал ответ:

 Не балуйтись.

Татарин произносил это словосочетание быстро и слитно, отчего и получил свою кличку.

Суицид краем уха уловил стук приближающейся шныревской тачанки, прислонил голову к кормушке и, как гончая, потянул носом запах перловки. Его камера находилась в самом конце коридора, и Небалютись подруливал к ней в самую последнюю очередь. В этом было свое преимущество и глубоки лагерный смысл взаимовыручки родственных душ. Шнырь и Суицид были, в своем роде, коллеги. Они оба мотали срок за заказное убийство. Поэтому, движимый профессиональной арестантской солидарностью, Небалютись начисто выскребал черпаком бачок и насыпал Суициду полную миску перловки.


В этот раз случилось непредвиденное. Щелкнул дверной замок. Вместо кормушки настежь открылась дверь камеры и на пороге, с ключом в руке, показался, никем не жданный, Суета. У Суицида сразу же испортилось настроение. С прапорщиком у него с какого -то момента не заладились отношения. Дотошный Суета, зорким глазом матерого вертухая, заметил в бане, что на Суициде две пары нательного белья. А, по режиму содержания, в ПТК полагалась только одна. Вторая пара шерстяного белья досталась Суициду по наследству от, освобождающегося из ПКТ по концу срока, Витьки Лепешки и здорово выручала. Дело в том, что после шести утра Суета и Маята пристёгивали шконки*(нары — прим.авт.) к стене, а матрас, подушку и одеяло забирал в каптерку Небалютись. И до отбоя Суициду приходилось топтаться по камере. А, при наличии второго белья, можно было, не опасаясь простуды, вытянутся во весь рост на холодном полу, прислонившись к трубе отопления, сладко дремать и мечтать о свободе. Но неугомонный Суета отшманал*(отнял при обыске — жарг.) вторую пару и Суицид затаил на него глухую обиду, как на человека, отнявшего мечту.

Суета сделал несколько жевательных движений, зычно отрыгнул, поковырялся спичкой в зубах и, не вынимая ее изо рта, процедил:

 Руки за спину. На выход.

 Я обед прозеваю, гражданин прапорщик. Это нарушение режима содержания, - возмутился Суицид.

Вертухай пожевал спичку, движением губ ловко перегнал ее из угла в угол и недовольно проворчал:

 Пообедаешь, когда вернешься. Шнырь оставит тебе твою порцию. А сейчас вперед по колидору. В следственном кабинете тебя большое начальство требуют.


Суицид остановился на пороге следственной камеры и скороговоркой выпалил фамилию, имя и отчество. Сидевший за столом, тучный человек среднего роста и возраста, одетый в темный костюм с галстуком пахнул дорогой туалетной водой и чем-то неуловимым напоминал Павла Ивановича Чичикова. Он не дал договорить, указал Суициду на привинченный к полу табурет и, обращаясь к маячившему в дверном проеме Суете, отчеканил:

 Свободен. В коридоре не болтайся. Я его сам приведу.

Суету как ветром сдуло.

Толстяку понадобилась доля секунды, чтобы сменить выражение лица с начальственно-пренебрежительного на внимательно-доброжелательное.

Он приветливо улыбнулся, и, глядя Суициду в переносицу, тихо произнес:

 Теперь вместо Волкова буду я. Разговаривай спокойно, прослушку я сам отключил.

Новый знакомый, окинув Суицида внимательным взгядом, добавил:

 А ты похудел за эти шесть лет. Видать, на Лубянке кормежка получше, - усмехнулся он. - А как твоя правая рука? Береги указательный палец.

 С рукой все нормально, - не задумываясь. ответил Суицид, сжимая и разжимая пальцы правой руки, - а похудел потому. что я уже месяц в ПКТ, а там, вообще почти не кормят.

Су не был на Лубянке и никогда туда не собирался. То, что произошла ошибка и столичный гость принимает его за кого-то другого, он понял мгновенно. В считанные секунды, взвесив все за и против, нужно было решить, оставить ли Чичикова в приятном неведении или прояснить ситуацию и вовремя выйти из игры. Терять ему было нечего.

«А что если это подарок судьбы?» - подумал Суицид.

 А Волков почему не приехал? - спросил он у собеседника.

 Его уже нет. Неделю не дотянул до пенсии. Земля ему пухом.

 Да, - согласно кивнул головой Суицид, - душевный был человек. А про себя подумал - «Одним гадом стало меньше».

Оба надолго замолчали, отдавая дань уважения безвременно усопшему.

 Ну, а теперь к делу, - прервал паузу Чичиков, достал из папки фотографию и положил перед Суицидом. - Этот зек может стать нежелательным свидетелем при пересмотре дела нефтегазового олигарха. В свое время был губернатором, а после отставки руководил одной из дочерних компаний. Привлекался по первому процессу, но чудом проскочил за недоказанностью. А его руководителей упаковали надолго. Но они никак не успокоятся.

 А за что же он сейчас отбывает? - поинтересовался Суицид.

 Вдобавок ко всему, этот барбос еще и моральный урод, - усмехнулся Чичиков, - у него восемь лет срока за педофилию.

 Вот так номер, чтоб он помер, - хмыкнул Суицид, - так ему же место на пятой бригаде, среди петухов.

 Так оно и есть, - гость порылся в бумагах, - экс-губернатор в бригаде опущенных, и судя по оперативным сводкам, ему живётся не сладко, опера ему включили пресс. После ПКТ пару недель поваляешься на санчасти, а потом тебя переведут в пятую бригаду. Поближе к нашему аморальному подопечному.

 Я бы рад, но блатные меня не поймут. Век не отмоешься, - Суицида такая радужная перспектива радовала мало и он начал потихоньку включать заднюю передачу. - Никто руки не подаст.

 Определись, ты с нами или с блатными, - в голосе Чичикова впервые прозвучал металл. - Войдешь к нему в доверие, и вместе уйдете в побег. А по дороге отправишь его в путь невозвратный. Думаю, что это будет несчастный случай. Сам решишь как, тебя не учить. Но работа должна быть филигранная. Этим делом заинтересовались на самом верху.

Суицид понимающе кивнул и подумал «Кажется, я сел не в свои сани. После очередного этапа на республиканскую больницу, весть о том, что я на петушатне, разлетится по всему краю и мне труба».

 Через месяц суд, - продолжал Чичиков, - и пересмотр дела. Эта пешка может превратиться в слона и наломать дров. А тебе назад уже дороги нет. Много знаешь.

Когда Суицид вернулся в помещение камерного типа, то увидел на столе полную миску перловки, а рядом завернутое в пластиковый пакет шерстяное бельё. Он нехотя ковырнул ложкой перловку, развернул пакет с бельём, и, вспомнив, как Суета и Маята силой сдирали с него кальсоны и рубашку, развернул пакет. При внимательном рассмотрении, он обнаружил разорванный шов под мышкой рубахи.

После нескольких ударов в дверь кормушка открылась, и в камеру заглянул озадаченный Суета. Суицид протянул через отверстие кормушки пакет с бельем, и тоном, не терпящим возражений, приказал:

 Постирай, погладь и заштопай. К утру, чтобы все было готово.

Вслед за бельем он подал миску с кашей и добавил:

 Как управишься, посыплешь кашу моим завтрашним сахаром и перекусишь. Это, чтобы у тебя было легче на душе. Но смотри, не подавись.

И, немного помолчав, добавил:

 Свободен.


Суицид не испытывал большого восторга от предстоящего перевода из ПКТ на санчасть. Хотя, с точки зрения «физики», Чичиков решил, как нельзя, кстати. На больничной диете перед набегом можно было быстро восстановиться и набрать вес. В дороге силы могли пригодиться. Но дело в том, что у него, с некоторых пор, были натянутые отношения с начальницей санчасти и Су не ждал ничего хорошего от их встречи. Не хотелось вспоминать, но когда Суета и Маята потребовали сдать на склад вторую пару белья, он отказался наотрез и показал руку выше локтя.

 Со шкурой сдерем, - пообещал Маята и побежал за подмогой в штрафной изолятор.

Вчетвером вертухаи кое-как содрали с Суицида злополучное белье, уложили на пол и, во избежание осложнений, закатали бунтовщика в смирительную рубашку, туго завязав длинные рукава узлом на груди. Суета полил прорезиненную рубашку водой и глянул на часы.

 Одиннадцать ноль пять, - засек он время. - Через три часа пригласим врача, проверим твое самочувствие и решим, что делать дальше.

Через час рубашка стала высыхать, сжиматься, сдавливая грудь и перекрывая кислород. Казалось, что все тело зажали в огромные тиски и потихоньку затягивали винт.

1 2 3 4 5 ... 7 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
Комментариев (0)