» » » » Намкай Ринпоче - 7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты

Намкай Ринпоче - 7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Намкай Ринпоче - 7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты, Намкай Ринпоче . Жанр: Буддизм. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Намкай Ринпоче - 7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты
Название: 7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты
ISBN: нет данных
Год: -
Дата добавления: 2 октябрь 2019
Количество просмотров: 159
Читать онлайн

7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты читать книгу онлайн

7-ой лочжонг. Переживание блаженства, ясности и пустоты - читать бесплатно онлайн , автор Намкай Ринпоче
Сельмой лочжонг: переживание блаженства, ясности и пустотыРабота с переживаниями (московский ретрит 1994 г.)Пасхпльный ретрит в Меригаре: туммо, сэлтонг, кумбхакаДалай-лама 14: "Мир тибетского буддизма" комм. на дэтонгЭто издание предназначено для тех, кто получил от учетеля передачу содержащихся в нем практик. Просим не распространять его вне этой группы людей и обращаться с ним с высочайшим уважением.
Перейти на страницу:

Обычно, объясняя состояние человека, говорят о нэпа (gnas ра) и гюва (’gyu ba). Нэпа означает состояние покоя, а гюва — движение. Что мы делаем, обнаружив движение? Мы должны открыть измерение его нераздельности с покоем, а для этого необходимо изучать и практиковать различные методы работы с движением. Поэтому в Тантре это основной фактор достижения реализации: практика включает в себя такие действия, как песнопения, игра на музыкальных инструментах, движения.

Некоторые ученики, которые к этому не привыкли, полагают, что все это не имеет никакого отношения к медитации. Они заявляют: «Медитация мне нравится, а пуджа и другие ритуальные практики — нет». Но говорить так — значит пренебрегать природой движения и не понимать его ценности. Подобный подход основан на представлении, что наше состояние — это только пустота и что пустота есть все. Но пустота не составляет всей полноты нашего бытия. Те, кто придерживается такого мнения, знакомы только с учением Сутры и не знают учения Тантры. В Тантре прежде всего получают посвящение, а значит, и передачу наставлений о том, как войти в чистое измерение преображения. Это обязательно предполагает работу с движением, а не просто пребывание в состоянии пустоты, ибо преображение — процесс активный. И даже если отправной точкой для него является состояние пустоты, необходимо осознавать, что пустота — источник бесконечных проявлений, в противном случае она не имела бы никакой ценности. И если мы не поймем этого важного момента, то, даже посвятив себя интенсивной практике шинэ, никогда не сможем войти в измерение его нераздельности с движением.

Например, закончив тун практики шинэ и снова оказавшись среди людей, мы легко можем отвлечься, поскольку уже больше не пребываем в шинэ: мы активны, вовлечены в движение, но нам недостает опыта, способности вхождения в такое измерение, где покой и движение нераздельны, поскольку мы освоили только состояние шинэ. Ведь когда мы практикуем сидячую медитацию и возникает какое–то движение (скажем, кто–то проходит мимо), мы, разумеется, его замечаем, но остаемся нацелены на состояние покоя и не можем распространить его на то, что происходит, потому что не обладаем нужной способностью. В Тантре же мы не только знаем, что наша истинная природа есть пустота, но работаем и с движением, ибо оно тоже есть наша природа.

Представим себе, что мы преобразились в божество, чей облик олицетворяет все проявления нашей энергии. В этом случае наше измерение, весь мир, в котором мы живем, становится чистым измерением мандалы. В передаче учитель открыл нам измерение преображения, и теперь, работая с движением, мы конкретно входим в него, пока не придет понимание, что между пребыванием в движении и состоянием покоя нет двойственности. Обнаружив этот принцип и обладая способностью конкретно пребывать в нем, мы в итоге входим в состояние Махамудры. Находиться в истинном состоянии Махамудры означает войти не только в состояние пустоты, но и в состояние ясности преображения — ничего не оценивая, ни о чем не думая, ничего не создавая, ничему не препятствуя. Так мы обретаем способность всецело присутствовать в движении — во всем, что делаем. Будь то ходьба, работа или что угодно иное, мы всегда остаемся в состоянии Махамудры.

Когда идет речь о состоянии покоя и движения, мы встречаем тибетское выражение нэ гю риг (gnas ’gyu rig). То есть существует третий аспект, который мы до сих пор не упоминали, — риг, или ригпа. Ригпа означает переживаемое знание, понимание, но не на уровне ума. Это значит, что мы оказываемся непосредственно в состоянии знания, поэтому я обычно перевожу слово ригпа выражением «мгновенное присутствие». В Дзогчене в момент прямого введения учитель передает именно это состояние мгновенного присутствия. Осознание себя в измерении созерцания означает мгновенное пробуждение этого присутствия. Термин ригпа также может использоваться в значении интеллектуальной способности познания, в Дзогчене же он обозначает живое знание, опирающееся на переживание. То есть, если вы непосредственно и непостепенно переживаете состояние присутствия, (уверенно) обнаруживая, что это такое, тогда можно говорить об этом как о состоянии ригпа. Как же его обнаружить? Посредством переживания пустоты, ясности и блаженства, которые связаны соответственно с умом, речью–энергией и физическим телом. Эти переживания необходимы для того, чтобы отчетливо открыть для себя (состояние) знания. Чтобы постичь Дзогчен, по–настоящему оказаться в состоянии Дзогчен, недостаточно сидеть неподвижно, практикуя шинэ. Практика шинэ полезна и важна, но она — не самое главное, ибо порождает переживание лишь одного типа. В Дзогчене есть множество методов, более важных, чем шинэ, например, практика сэмдзин (sems ’dzin), хотя многие этого не понимают. Существует двадцать один основной сэмдзин, но учителя особо выделяют семь. Даже если изучить только один из них и освоить эту практику в совершенстве, то цель шинэ и лхагтонг (lhag mthong) может быть достигнута скорее, чем при использовании одной лишь практике шинэ. Следует глубоко осознать высочайшую ценность таких методов, как сэмдзин.

Три лочжонга, которые объясняются в этой книжке, представляют собой не менее важные практики, потому что дают возможность обнаружить знание, которое передает учение Дзогчен. Поскольку мы всегда говорим о необходимости прямого введения, многие ожидают, что получат его от Учителя, будто некий предмет, который можно передать из рук в руки. Но важно понимать, что означает прямое введение и как достичь цели, ради которой оно дается.

Прежде всего следует осознать важность переживаний и научиться их использовать — это одно из необходимых качеств <практикующего Дзогчен>. Далее, проявляя усердие и преданность, следует сотрудничать с Учителем вплоть до полной реализации. Недостаточно получить метод и, присвоив его, забыть об Учителе и передаче. Такая позиция не только неверна — она никак не поможет достичь просветления. Учитель необходим нам вплоть до полной реализации, ибо учение — не только набор методов. Учитель и ученик должны сотрудничать конкретным образом, чтобы сохранять передачу живой, даже если Учитель физически не всегда рядом с нами. На определенной стадии духовного развития можно обрести с ним контакт благодаря развитию ясности. Выйдя на уровень серьезной практики, мы обнаруживаем Учителя внутри себя.

Переживание блаженства и пустоты

Первый метод в составе седьмого лочжонга основан на переживании дэтонг (bde stong), блаженства и пустоты. Дэу или дэва (bde ba), означает <преходящее> ощущение телесного блаженства. Его не следует путать с дэчен (bde chen; санскр. махасукха), что означает «великое блаженство». В данном случае слово маха указывает на неисчерпаемость, полноту и неизменность, так что махасукха — это нечто выходящее за пределы обычных ощущений, в то время как дэва относится к ощущениям на уровне физического тела (имеется в виду преходящие ощущения телесного блаженства). Но поскольку невозможно войти в состояние великого блаженства, не постигнув ценности ощущения <телесного блаженства>, мы должны научиться открывать в себе это ощущение.

Мы способны переживать разнообразные телесные ощущения: приятные, болезненные и т. д. В некоторых учениях есть и такие методы, которые используют блаженство сексуального слияния, являющееся наиболее острым телесным ощущением. Вообще–то использовать секс в качестве средства, приближающего к реализации или к постижению состояния махасукха, не так просто, потому что все мы очень обусловлены своими эмоциями. Ведь стоит нам испытать очень сильное ощущение, как оно нас отвлекает, и вместо того, чтобы сохранить присутствие в этом ощущении, мы полностью уступаем привязанности. Но иногда, например, в Сэмдэ Дзогчена, учителя, давая введение людям с более низкими способностями и видя, что иных способов передать знание нет, используют методы <управления> праной, а в качестве последней возможности — переживания, возникающие при соитии. Таким образом, сексуальное слияние бесполезно для практики, если мы не обладаем нужной способностью, но в некоторых случаях оно может стать последним шансом.

Чтобы понять его значимость, следует поразмышлять над таким сравнением: пребывая в состоянии покоя, можно обнаружить природу пустоты, но это переживание едва ли удастся различить — вы его воспринимаете, но не ощущаете ничего, что бы поддавалось определению, потому что войти в переживание именно пустоты как таковой нелегко. Если же вы занимаетесь сексом, у вас не может быть сомнений по этому поводу: вы наверняка что–то различите. И не только различите — в какой–то момент вас так захватит, что вы забудете обо всем на свете. Видите, какая разница! Сексуальное переживание — очень острое и конкретное, порой настолько сильное, что его сравнивают с диким неукротимым конем. Так или иначе в учении это переживание считается чрезвычайно важным.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)