» » » » Сергей Пономаренко - Я буду любить тебя вечно

Сергей Пономаренко - Я буду любить тебя вечно

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Сергей Пономаренко - Я буду любить тебя вечно, Сергей Пономаренко . Жанр: Современная проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Сергей Пономаренко - Я буду любить тебя вечно
Название: Я буду любить тебя вечно
ISBN: нет данных
Год: -
Дата добавления: 3 февраль 2019
Количество просмотров: 213
Читать онлайн

Я буду любить тебя вечно читать книгу онлайн

Я буду любить тебя вечно - читать бесплатно онлайн , автор Сергей Пономаренко
Легенды и быль знаменитой киевской Лысой Горы. Можно ли стать ведьмой похитив Книгу колдовства? Ведьмовство - это дар или проклятие? Реинкарнация - мы уже жили раньше? На эти и другие подобные вопросы ответят герои романа «Седьмая свеча», Глеб и Галя, оказавшись в непростой жизненной ситуации.
Перейти на страницу:

Сергей Пономаренко


Я буду любить тебя вечно


Роман


Чудеса не противоречат природе, они противоречат лишь тому, что нам о ней известно.

Блаженный Августин


Я прошел через сансару многих рождений.

Рожденье вновь и вновь - горестно.

Будда


Мы все пришли и все уйдем,

Но в этой жизни есть избранники,

На Голгофу и на Трон.

Из мюзикла «Экватор»


Пролог. Одна из них.


1.


Яркий солнечный свет после полумрака тюремной кареты со слепым окошком заставил Анику невольно зажмуриться. Солнце, багрово-красное, застыло на горизонте, посылая на землю не по-весеннему жаркие лучи. Карета остановилась посредине мощенного камнями двора, окруженного высокой стеной. Раскаленная мостовая, насыщенный жаром воздух с готовностью приняли Анику, надеясь выжать жалкие остатки влаги, сохранившиеся в ее измученном теле после долгого путешествия. После затхлой духоты кареты она с удовольствием вдыхала этот сухой, горячий воздух.

Жандармский поручик, начальник караула, галантно помог девушке сойти на землю.

Со стороны это было нелепое и забавное зрелище - помогать арестантке в ручных и ножных кандалах, сером казенном халате и темном платочке, прикрывавшем коротко остриженные русые волосы. Она была красива, эта арестантка: большие выразительные глаза цвета изумруда на худощавом, бледноватом личике с небольшим чувственным носиком, - все гармонично, пропорционально и к месту.

Увидев протянутую руку жандармского офицера, она несколько замешкалась, но все же приняла помощь. Его учтивость никак не сочеталась с теми унижениями и страданиями, которые довелось ей испытать за время нахождения под следствием в киевской губернской тюрьме. Высокие деревянные ворота тюрьмы с полосатой будкой для караульного стали гранью, отделившей прошлое и, теперь такую далекую, свободу. Весь мир сузился до размеров тюремной камеры, переходов и кабинета следователя.

Караул провел арестантку к приземистой массивной круглой башне с неизменной полосатой будочкой для часового у входа. Скрипнули тяжелые дубовые двери, пропуская её и сопровождающего офицера внутрь. В небольшом внутреннем помещении после яркого дневного света их встретил полумрак и новый караул - фельдфебель и двое солдат. Деревянные стол, лавка, топчан и пять железных дверей с зарешеченными смотровыми окошками вдоль стены - вот и все караульное помещение. Поручик вручил фельдфебелю приказ.

Фельдфебель, уже пожилой мужчина с рыжевато-седыми усами и многочисленными нашивками на рукаве, медленно его изучил, окинул арестантку пронизывающим взглядом и скомандовал:

- В офицерское отделение, в одиночку для смертников.

Сердце Аники сжалось и через мгновение ему стало тесно в груди. Катастрофически не хватало воздуха. Солдат с безразличными сонными глазами на круглом веснушчатом лице несколько раз стукнул в железную дверь в дальнем углу. Через некоторое время в смотровом окошечке появился круглый черный глаз, и послышался грубый недовольный голос:

- Чего еще надо? Соснуть не даете, черти!

Солдатик коротко хохотнул.

- Пассажирка к тебе, Филиппыч! Чтобы не скучал, значит!

Поручик не выдержал и взорвался:

- Обращаться по уставу, команды производить по уставу! Распоясались, сволочи! Фельдфебель, наведите порядок!

Фельдфебель неохотно, с ленцой в голосе отрапортовал:

- Слушаюсь, Вашбродь! - и стукнул солдата в ухо. У того резко мотнулась голова, но выражение глаз не изменилось.

Дверь распахнулась, показался надзиратель - низкого роста, с круглым брюшком, нелепыми кривыми ногами кавалериста, обрюзгшим, полным, неестественно белым лицом в оспинках и большими черными глазами навыкате. Он мгновенно сориентировался в обстановке, вытянулся перед офицером по стойке смирно и рявкнул:

- Ваше благородие! Куда прикажете сопроводить арестантку?

Тот сердито скомандовал:

- В одиночную!

За дверью оказался серый коридор, в конце его снова дверь, и справа, наконец, ее новая обитель, - крошечная камера размером с голубятню и одиноким, привинченным к полу табуретом посредине. Офицер зашел вместе с осужденной в камеру, заполнив собою все пространство. Он был молод, не старше двадцати пяти лет. Его приятное, мужественное лицо оказалось прямо перед ней, он посмотрел ей в глаза с явным сочувствием, и в то же время твердым, официальным тоном произнес:

- Осужденная Мозенз! В соответствии с решением губернского суда - приговор вы знаете, и с учетом того, что срок подачи апелляции истек, а вы так и не соизволили ее подать, вас переводят в одиночную камеру Косого капонира Печерской крепости до исполнения приговора. Согласно принятой процедуре содержания приговоренных к смертной казни, вы будете здесь находиться в ножных и ручных кандалах. В случае задержки исполнения приговора сегодня…

Она непроизвольно вскрикнула:

- О, господи!

- Вам на ночь, до шести часов утра, будет внесен топчан с соломенным тюфяком. Такс. Какие будут просьбы, пожелания? - и добавил более мягким тоном: - Водки хотите?

«Вот и все, - подумала она с горечью, - сегодня мои страдания закончатся». Теплившаяся надежда на чудо избавления от смерти, от тюрьмы, умерла вместе с этими мыслями. Анике стало необыкновенно спокойно, как будто ее все это больше не касалось ни в коей мере. Она только с трудом сглотнула неприятный комок в горле.

- Спасибо, но я не пью… не пила раньше, - голос звучал удивительно спокойно, буднично, как будто отдельно от нее. - Если можно, то воды, холодной воды, жара сегодня невообразимая, сударь. И если вы будете так любезны, распорядитесь подать сюда библию и свечу. Здесь будет темно, когда за вами закроются двери… Большую свечу, пожалуйста, чтобы надолго хватило, - не люблю и боюсь темноты! - Задумавшись, добавила: - Хотя, кто знает, сколько мне суждено здесь всего пробыть…

От безысходности собственных слов Анике стало холодно, и тело охватила дрожь.

«Как страшно ожидать… собственную смерть… за преступления, которые не совершала - ни в мыслях, ни наяву». Срывается и кричит:

- Боже, ты же знаешь, - я не виновна! Открой глаза этим людям! - Успокаивается.

- Извините, нервы.

Поручик сочувственно посмотрел на обреченную - он видел в ней лишь симпатичную девушку, а не подлую отравительницу-убийцу.

- Зря вы от водки отказываетесь, мадемуазель! - его глаза бегали по сторонам, и на лбу выступила испарина. - Конечно, это ваше право, но, поверьте, легче станет…

- Легче будет умирать в неполные двадцать два года, - закончила она за него мысль.- Поверьте, поручик, мужества мне хватит и без водки, только обидно без вины пропасть…

- Поверьте и мне, мадемуазель, - не хотел вас обидеть, и даже наоборот… Видел я многих осужденных, в том числе и смертников. Прости их, грешных! - поручик перекрестился.- Но, что касается вас, подсказывает мне сердце, совсем вы непохожи на убийцу, - и он поспешил сменить тему разговора. - Мадемуазель, смею напомнить, что мы с вами встречались на вечере поэзии в Народном доме. Вы там читали свои поэтические творения.

Их потом напечатали в газете «Курьезе». Стихотворения прекрасные, чувственные, в них много трагизма и даже мистицизма. Я к вам подходил, как благодарный слушатель, даже имел смелость пригласить на ужин в ресторацию «Эрмитаж», но вы восприняли приглашение как шутку, и вскоре с молодым человеком уехали на извозчике. Припоминаете?

Девушка внимательно всмотрелась в жандарма и с легкой иронией тихо сказала:

- Вы были тогда без этого мундира, такой как все. Приятный молодой человек.

- После того вечера я несколько дней был не в себе, все хотел еще вас увидеть… Тот молодой человек… У вас с ним был роман? Его звали, если не ошибаюсь, Михаил?

- Какая разница, сударь, как его звали, и был ли у меня с ним роман в той жизни, которая осталась за стенами этой башни, - с легким раздражением ответила девушка. - Но если вам будет угодно знать, то он умер. Не вынес позора и лжи. Вскоре я последую за ним, и не без вашей помощи, - и она с чувством продекламировала четверостишие:


Я буду любить тебя вечно,
Мы будем с тобою всегда.
Что жизнь?.. Ведь она быстротечна…
Душа - не умрет никогда!


- Мадемуазель Аника, я верю в вашу невиновность… - он замолк, не находя слов для продолжения.

Почему тогда я здесь, а не на воле? Почему вы готовите мне гибель, хотя верите в мою невиновность? - голос ее срывался от возмущения и обиды.

Это решает суд, верха, но ни в коем случае не я! Мое дело выполнять приказы, а не рассуждать. Да-с! - безапелляционно заявил он, разведя руками, и вновь смягчился. - Может, все-таки водки изволите…

Вы - чудовище! - Аника прервала его, ярость стучала в ее висках. - Другие хоть уверены в моей виновности и видят во мне убийцу, а вы, сочувствуя и сострадая, веря в мою невиновность, спокойно сопровождаете на виселицу! Так приказало начальство! Хорошенькая отговорка для подлецов!

Перейти на страницу:
Комментариев (0)