» » » » А. Корчак - Я, депутат... Всенародный избранник

А. Корчак - Я, депутат... Всенародный избранник

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу А. Корчак - Я, депутат... Всенародный избранник, А. Корчак . Жанр: Современная проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
А. Корчак - Я, депутат... Всенародный избранник
Название: Я, депутат... Всенародный избранник
Автор: А. Корчак
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 3 февраль 2019
Количество просмотров: 137
Читать онлайн

Я, депутат... Всенародный избранник читать книгу онлайн

Я, депутат... Всенародный избранник - читать бесплатно онлайн , автор А. Корчак
Роман «Я, депутат, всенародный избранник» – ироническо-сатирическая пародия. Но, как говорят, в каждой шутке есть доля шутки! Парикмахер Эльвира, сбежав из родного городка, в прямом смысле берет власть в свои руки.
Перейти на страницу:

Александр Корчак

Я, депутат… всенародный избранник

Автор, а также его брат и сестра, принимавшие активное участие в выходе этого романа, посвящают его незабвенной памяти своих родителей – Ольги Константиновны и Михаила Спиридоновича. Вечная им память!

ГЛАВА 1

Новые друзья

(лиха беда начало)


Раннее утро, шикарные апартаменты. Полнейший кавардак: разбросаны отпечатанные листы бумаги, лозунги «Наш депутат – Ваш отец родной», «Голосуйте за…». Окурки на полу, на столе, в блюдцах. Ими полностью забиты все пепельницы. И везде, где только можно, – пустые бутылки. Да и даже где не можно, – из вазы, вместо положенных цветов, торчало горлышко пустой тары из-под «Столичной». Все было капитально замусорено, а если быть ближе к истине, то капитально засрано. В большой комнате, очевидно, гостиной, спят двое: молодой человек на диване, в хорошем, похоже не нашего производства, костюме, при галстуке, и совсем молоденькая женщина, также во всем, но нашего производства. Она спит в кресле, ноги вытянуты, покоятся на стуле, придвинутом к креслу. Возле кресла на полу валяется одна туфля, вторая почему-то находится на столе. Носок ее густо обмазан черной икрой. На столе напитки, закуска. На люстре висят шары, напоминающие презервативы, на которых губной помадой выписано: «I lafe Youj, Elvira». В этой короткой фразе сделаны по крайней мере три грамматические ошибки. Очевидно, тот, кто это создал, не в ладах с иностранным языком.

Из спальной комнаты, дверь которой чуть приоткрыта, слышен молодецкий храп, периодически прерываемый стоном во сне, иногда переходящим в мучительный крик: «Маша, Машенька, прости, я… я…» И опять храп. Молодой человек заворочался на диване, что-то недовольно буркнув, повернулся лицом к спинке дивана, накрыв подушкой голову, из-под которой слышно:

– Надоело все, как не знаю что. Быстрее бы все это закончилось.

Проснулась и женщина. Она потянулась, недоуменно огляделась. По всему видно, что она не совсем понимает, где находится. Повернулась на другой бок. Опять закрыла глаза и, очевидно, уже во сне вскрикнула:

– Отстань же ты от меня, толстожопый дурак!

Из спальной комнаты опять послышался крик:

– Маша, Маша, ну, зачем же так! Я ведь не хотел.

И опять раздается храп. Молодой человек вздрогнул, повернулся на диване, затем отбросил подушку и с ненавистью воскликнул:

– Черт бы вас всех подрал! Алексей Иванович! Ну, сколько можно? Когда же вы, наконец, угомонитесь?

Голос из спальни (по-деловому):

– Вы ко мне? Войдите.

Вновь слышен храп. Молодой человек поднялся, сел на диване и, тяжело вздохнув, недовольно пробурчал себе под нос:

– Какого черта я здесь делаю? Будет этому конец или нет?

Женщина опять открыла глаза, некоторое время рассматривала его, а затем с удивлением произнесла:

– Олежек! А ты что здесь делаешь?

Молодой человек поднял голову, злобно посмотрел на нее, проворчал:

– Какой я тебе Олежек, меня Марком Семеновичем зовут.

Женщина ничуть не огорчилась его реакцией и довольно игриво отреагировала на недовольный тон:

– Да? Вот так?… Да ладно, все равно одно и то же – мальчишки, мужичишки. Меня, кстати, если ты не помнишь, Эльвирой зовут. Лучше принеси фужерчик водички.

Марк Семенович, посмотрев на нее исподлобья, совсем не дружелюбно проворчал:

– Может быть, тебе еще и фужерчик водочки подать?! – И совсем тихо: – Задрыга!

Он долго смотрит в сторону стола, что-то бормоча про себя, и затем, вопросительно взглянув на нее, спросил:

– Послушай, а что твой башмак в блюде с рыбой делает?

Она тоже посмотрела на стол и удивилась не меньше Марка Семеновича.

– Да, действительно, чего это он туда забрался? – Наморщив лобик, она задумалась, вдруг вспомнив, оживленно заговорила: – Ааа, вспомнила, ну как же, вчера из него папик шампанское пил, а закусывал икорочкой с носка туфли. – После чего совсем тихо произнесла: – Дурак толстожопый, туфлю зачем-то икрой уделал.

Марк Семенович встал с дивана, стал раздраженно расхаживать по комнате. Затем остановился напротив нее, строго спросил:

– Ты хоть помнишь, что вчера из Сибири с нами прилетела?

Эльвира широко заулыбалась, очевидно, вспоминая приятные перипетии вчерашнего дня.

– Догадываюсь, дурашечка, твой толстый папик обещал мне место секретаря у себя. – Она обвела комнату взглядом и добавила: – А что, просторно и хорошо обставлено, я в принципе согласна, мне здесь нравится.

Марк Сергеевич тяжело вздохнул, осуждающе помотал головой, опять посмотрел на нее недобро.

– Ты вообще-то в своем уме, голуба?

– Знаешь, по-моему, не совсем, – задвигалась на кресле Эльвира, приложила руку ко лбу, изобразила страдальческое выражение на лице. – Может, дашь чего-нибудь выпить, а то действительно как-то не по себе.

Марк Семенович тяжело вздохнул, нехотя подошел к столу, налил полстакана водки, и, показав, спросил:

– Так хватит?

Эльвира махнула рукой.

– Можно было бы и побольше, да ладно, потом, если надо будет, повторим.

Марк Семенович опять помотал головой:

– Ну, ты и даешь, – протянул ей стакан вместе с туфлей и ехидно добавил: – А закусишь с ботиночка.

– Ты что, – возмутилась она, – разве можно, это закусочка папика, он может на тебя обидеться.

Марк Семенович с ненавистью забросил туфлю обратно в блюдо и проворчал:

– И не подхватит ведь грибок или еще какую-нибудь заразу… боров чертов. Когда же закончатся эти поездки по регионам? Надоело все, как не знаю что.

Эльвира продолжает держать стакан в руке, не решаясь выпить.

– Слушайте, Марк Степанович!

– Семенович, – поправляет ее собеседник.

– Да все равно, Степаныч, Семеныч, какая разница, в самом деле, – хихикнула она. – Ты лучше скажи, а правда, что он наш депутат?

– Не наш, а ваш, – ответил он тихо и, подумав, добавил: – Хотя один черт, и здесь таких хватает. – Затем он стал ходить по квартире, о чем-то размышляя. Эльвира, продолжая держать стакан с водкой в руке, тоже задумалась. Марк Семенович остановился перед ней, резко спросил:

– Послушай, а ты-то где к нам прилипла?

Эльвира очнулась от своих мыслей, обиженно произнесла:

– Я не прилипла, меня Алексей Иванович из Нижневартовска пригласил, можно сказать, снял прямо с работы, в чем мать родила – без всяких вещей, даже документы не успела взять с собой.

– Нy, как же, – обрадовался Марк Семенович, – конечно же, вспомнил, ты там еще парикмахершей работала. Приходила к нам жаловаться на плохую свою жизнь и, по-моему, еще деньги просила.

Эльвира резко поднялась и злобно прошипела:

– Во-первых, я никогда и ни у кого ничего не просила и никогда не буду просить. Это не в моих правилах. А во-вторых, я не парикмахерша, а дизайнер по прическам, деревня вы, Марк Степанович.

– Семенович.

– Все равно.

– Для меня – не все равно. Какая я тебе деревня? Я-то деревню по-настоящему только сейчас увидел, когда по этим, будь они неладны, по этим чертовым регионам начал ездить. Да и родился я тоже не в деревне, а на Украине, в Киеве, а потом всю жизнь прожил в Москве. Два института закончил, один из них, кстати, МИМО, знаешь хоть такой?

– А как же не знаю, знаю, и очень хорошо, у нас директор салона тоже его закончил. Хотя, может быть, и врет, но рассказывает, что тоже нигде не мог после его окончания устроиться на работу, везде говорит, блат нужен. Вот теперь мозолями и занимается. Он его еще МИМО денег называет, – весело рассмеялась она.

Марк Семенович опять погрузился в свои размышления, затем тяжело вздохнул:

– Да, это действительно так, по нашей специальности без блата практически невозможно устроиться по профессии, вот и я… – Он опять задумался, тряхнув головой, как бы освобождаясь от плохих мыслей, стал вспоминать: – А деревней мы называли нашу дачу. – Он улыбнулся, очевидно, вспомнил что-то приятное. – Сейчас там красиво, лес, река, уже, наверное, грибы пошли. Но, посмотрев на Эльвиру, неожиданно взорвался: – Ты что все стакан держишь в руке? Или пей, или поставь, тошно смотреть на тебя.

Она с удивлением взглянула на стакан у себя в руке, как бы впервые увидев его, рассеянно сказала:

– Просто я заслушалась, уж больно интересно ты все это рассказываешь. Я вот, можешь себе представить, почти всю свою жизнь в деревне прожила. И только год назад как в город перебралась, там сейчас и живу. Теперь меня в деревню и на аркане не затянешь, все, дудки, в Москве хочу жить.

Он протянул к ней руку, пытаясь забрать стакан с водкой.

– Слушай, лучше ты не пей, а то, как вчера, опять бузить будешь.

– А вот и нет, не дождешься, назло тебе и выпью. – Она, как бы играя, обвела вокруг рукой со стаканом и, разом опрокинув его, замахала рукой возле лица, – Ну и дрянь собачья, – выдохнула она, – дрянь, да и только, дай что-нибудь закусить.

Марк Семенович нехотя встал, подошел к столу, положил рыбу на хлеб и протянул ей бутерброд.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)