» » » » Одсун. Роман без границ - Алексей Николаевич Варламов

Одсун. Роман без границ - Алексей Николаевич Варламов

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Одсун. Роман без границ - Алексей Николаевич Варламов, Алексей Николаевич Варламов . Жанр: Историческая проза / Русская классическая проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Одсун. Роман без границ - Алексей Николаевич Варламов
Название: Одсун. Роман без границ
Дата добавления: 18 февраль 2024
Количество просмотров: 1 758
Читать онлайн

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних чтение данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

Одсун. Роман без границ читать книгу онлайн

Одсун. Роман без границ - читать бесплатно онлайн , автор Алексей Николаевич Варламов

Алексей Варламов – прозаик, филолог, автор романов «Душа моя Павел» и «Мысленный волк», а также биографий русских писателей ХХ века. Лауреат премий «Большая книга» и «Студенческий Букер» и литературной премии Александра Солженицына.
Герой нового романа Алексея Варламова «Одсун» в конце 2010-х годов приезжает в Чехию читать лекции по литературе, но вместо университета оказывается в старом доме в Судетах, некогда принадлежавшем семье судетских немцев. Тайна этого дома и трагическая участь его обитателей после Второй мировой войны вызывают у героя острую рефлексию-воспоминание, где сошлись воедино и личная драма, и то, что принято называть большой историей.

Перейти на страницу:
Конец ознакомительного фрагментаКупить книгу

Ознакомительная версия. Доступно 19 страниц из 121

Алексей Николаевич Варламов

Одсун. Роман без границ

© Варламов А.Н.

© ООО «Издательство АСТ»

Часть первая. Купавна

Почему они не зажигают камин?

Половина пятого пополудни. Или без двадцати пяти. Вряд ли больше. Телефон мой разрядился, но я с детства чувствую время, словно бежит в груди по кругу секундная стрелка. То ускоряется, то замедляется, иногда щекотно, а иногда так больно, что хочется ее остановить. Я смотрю на человека в белой жилетке на искусственном меху напротив меня и пытаюсь понять, где мог видеть его раньше. У него невыразительное, под стать худощавой фигуре тонкое лицо, небольшой гладкий лоб, острый нос, блеклые голубые глаза, жесткие усики над вздернутой губой, редкие русые волосы, бороды нет. Не хочет отращивать или не растет? Он похож на преподавателя без степени, на старшего редактора или экономиста, но только не на священника. Однако зовут его отец Иржи, и он православный поп. Страна католическая, а он православный. Не с рождения, просто перешел несколько лет назад в нашу веру и принял сан, или как это правильно у попов называется. Вообще-то он должен прозываться в таком случае Георгий, но все обращаются к нему отец Иржи. Русского языка не знает. Речь понимает, а говорить не может. Учил когда-то в школе, потом позабыл или делает вид, что позабыл. Здесь многие забыли русский. И русских не любят. Про попа, правда, не знаю, кого он любит, а кого нет. Знаю только, что рядом с его домом есть церковь очень странной формы. Она сделана наполовину из стекла и похожа на пирамиду или, точнее, на чум, я видел такие месяц тому назад на Ямале. Только на верхушке у этого чума крест. Когда идет дождь, вода стекает по толстым прозрачным стенам. Внутри всё, как и положено в церкви: алтарь, иконостас, подсвечники, – но ощущение такое, будто ты не в храме, а в аквариуме. Или, наоборот, вдруг кажется, что там, за этими толстыми стенами, наступил всемирный потоп и стеклянная пирамидка что-то вроде ковчега спасения или подводного жилища, как в «Маракотовой бездне» у Конан Дойла, – мы в детстве смотрели с Петькой такой диафильм. Еще я знаю, что деньги на храм дал богатый человек, не захотевший себя называть. Это странно, ведь, по моим представлениям, все нынешние жертвователи и благотворители только и ждут, чтобы их имя было начертано золотом на самом видном месте. А этот таится. Не иначе бандит какой, по которому тюрьма плачет.

Рядом с храмом колокольня, но колокола на ней нет. Впечатление такое, что колокольню построили раньше и предназначалась она для других целей.

А дом у священника самый обыкновенный, добротный, только изрядно обветшавший. В таких домах веками жили немцы, покуда их отсюда не выселили. Мне этих немцев жаль. По идее, я не должен испытывать к ним сочувствия, тем более что это из-за них случился Мюнхенский сговор, про который в последнее время стали много писать, но я им сочувствую. Представляю, как они боялись окончания войны, как покидали целыми семьями свои усадьбы, церкви, оставляли погосты, а на их место привозили других людей.

Однако поп тут ни при чем. Он поселился в деревне не так давно, а до этого усадьба много лет пустовала.

Ее прежний хозяин был судьей. Когда в сорок пятом его пришли выселять, он поднялся на чердак и повесился, а потом стал являться каждому, кто пытался в этом доме жить. Но попа, судя по всему, забоялся. Или же поп не боится ничего.

Я узнал обо всем этом от древнего грека, с которым познакомился в местном трактире «У зеленой жабы», когда искал работу.

– Какую угодно. Мыть посуду, колоть дрова, таскать воду, убираться.

Барную стойку окружали смешные стулья: на спинке каждого было вырезано чье-то лицо, – старые балки были покрашены бычьей кровью, а на стенах висели чучела, шкуры и головы убитых зверей.

– Денег мне не надо. За крышу над головой и еду.

– Без поволенья на побыт не можно, – не согласился Одиссей.

Это я и так знал, но что поделать, если меня обманули и не выполнили того, что обещали.

– Я экстраординарный профессор в университете Палацкого в Оломоуце, – сказал я неубедительно, но с достоинством. – Приехал читать лекции по истории постсоветского постмодернизма. У меня есть приглашение, диплом Московского университета и два рекомендательных письма.

Я произносил эти важные слова, понимая, что человек, который согласен возить грязь в «Зеленой жабе», вряд ли может быть экстраординарным профессором, да и вид у меня далеко не академический.

– Это никому не интересно, – грек даже не поглядел на мои бумаги. – А поп, если захочет, поможет.

Зачем он станет мне помогать, если никакого отношения к церкви я не имею?

– То не есть важно, – возразил Улисс, наливая пиво кому-то, чье широкое одутловатое лицо с богатыми усами напоминало деревянную рожицу на спинке стула. – В этой стране никто отношения к церкви не имеет. Чехи – самая безрелигиозная нация в Европе, – добавил он со значительностью, и я не понял, чего больше прозвучало в его голосе – гордости или сожаления.

Интересно, откуда посреди сухопутной Чехии взялся грек и сам он кто: православный, католик, атеист, агностик? Но спрашивать об этом точно не принято, и мне ничего другого не оставалось, как пойти к священнику. Полиция меня уже ищет. Хозяйка словацкой гостиницы видела мой паспорт и наверняка обо мне сообщила. Я не беженец, я – беглец с просроченной визой, но ни тех, ни других здесь не жалуют. В лучшем случае меня оштрафуют, в худшем – и это более вероятно – депортируют в страну, из которой я сюда прибыл и где живет моя вечная возлюбленная, но моя любовь к ней безответна, гибельна и безрассудна. Вот почему я сижу в доме, где нельзя говорить о веревке, смотрю на подозрительного попа, на его постную физиономию и размышляю: стукнет он на меня сразу же или позднее.

Но пока что хозяин, видимо убедившись, что я не собираюсь никуда уходить, предлагает не то пообедать, не то поужинать. Это очень кстати. Не помню, когда я последний раз нормально ел. Или он хочет меня отравить? Что-то я сделался мнителен в последнее время. И все же отравить – это чересчур. Проще выставить за дверь. Однако поп снисходит, смиряется, трапезничает вместе со мной и только что

Ознакомительная версия. Доступно 19 страниц из 121

Перейти на страницу:
Комментариев (3)
  1. Михаил Белозеров
    Михаил Белозеров Добавлен: 29 июнь 2024 08:34
    Варламову элементарно не хватает литературного ДАРА в форме. Формой он не владеет. К тому же у него нет ЛИТЕРАТУРНОГО СЛУХА. Это что касается литературной части. В политическом смысле — это упадок нравственности.
    Подспудно вы хотите услышать от меня, КАК ПИСАТЬ ПОДОБНЫЕ романы. Если я найду вам форму, то решу половину задачи, как писать подобные вещи. Останется только написать талантливый роман. Но это тема лично меня не интересует. Варламову в этом плане не хватило таланта. Роман РАЗДРАЖАЕТ. Вспомните, как писал в подобной ситуации Владимир Набоков. Вот вам и ответ: позиция Варламова чисто русофобская, то есть Варламов ничтоже сумнящеся исполняет позицию либералов. К тому же он не в ладах со временем, ибо перетаскивает, как в повести Иванова «Географ глобус пропил», события тридцатилетней давности в настоящее время. Такой прием называется подленьким ПЕРЕДЁРГИВАНИЕМ.
    Вот и всё. Зачем нам нужны такие опусы?
  2. Михаил Белозеров
    Михаил Белозеров Добавлен: 26 июнь 2024 08:44
    То, что «роман» – громко сказано. Возьмите и поставьте на одну полку книги Владимира Набокова, или Льва Толстого, или Роберта Пенн Уоррена, или Юрия Казакова и Ивана Бунина. Поставьте! Не поставите, потому что сразу увидите огромную разницу. Вот почему это не «роман», а обычная графомания с лингвистическими ошибками. Класс подобных произведений несравненно ниже. Их даже сравнивать нельзя, некорректно, однако приходится, чтобы показать контраст. «Одсун. Роман без границ» – низкопробный, графоманский опус либерального сообщества в лице Алексей Варламова. Можно себе представить, чему он учить бедных студентов в литературном институте им. Максима Горького. Стилистические, политически и нравственно этот роман не выдерживает никакой критики.

  3. Михаил Белозёров
    Михаил Белозёров Добавлен: 07 июнь 2024 07:57
    «Роман» «Одсун. Роман без границ», как его громко называют московские либералы, к сожалению, даже не исповедь, не тянет, потуги есть, но они ничтожно-мелкие. По сути, это плохо исполненное русофобское либретто на тему «как я ненавижу российскую жизнь». Текст «романа» – это политический манифест, развалить Россию до такой степени, чтобы народ вымер, а зАпад завёл бы здесь свои порядки и вообще, облагодетельствовал бы нас за наши страдания.