» » » » Николай Черкашин - Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска)

Николай Черкашин - Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Николай Черкашин - Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска), Николай Черкашин . Жанр: Историческая проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Николай Черкашин - Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска)
Название: Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска)
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 7 февраль 2019
Количество просмотров: 273
Читать онлайн

Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска) читать книгу онлайн

Тайны погибших кораблей (От Императрицы Марии до Курска) - читать бесплатно онлайн , автор Николай Черкашин
В этой книге скопилась неизбывная боль российского флота — потери боевых кораблей.«Императрица Мария», «Пересвет», «Новороссийск», «Комсомолец», «Курск» — мощнейшие и совершеннейшие для своего времени корабли… Все они нашли свой печальный конец либо во время войны вдали от морских сражений, либо в мирное время.
Перейти на страницу:

Черкашин Николай Андреевич

Тайны погибших кораблей

(От «Императрицы Марии» до «Курска»)

Вступление

Горько было собирать все эти повести и очерки в одну книгу. Под ее обложкой скопилась неизбывная боль российского флота — потери боевых кораблей в мирное время или в своих базах вдали от театра военных действий.

«Погибли без боя» — так хотел назвать свою книгу член союза писателей и Адмирал Флота Советского Союза Иван Степанович Исаков. Смерть помешала выполнить ему это замечательное начинание. Быть может, настоящая книга в какой-то мере реализует его замысел. Во всяком случае, я искренне пытался сделать это.

«Мария», «Пересвет», «Новороссийск», «Комсомолец», «Курск» — мощнейшие и совершеннейшие для своего времени корабли… Все они нашли свой печальный конец либо во время войны вдали от морских сражений, либо в мирное время.

Объединяет все эти печальные истории и то, что первопричины гибели названных кораблей так до конца и не установлены. Как бы тщательно ни проводилось следствие — в итоговом заключении, увы, всегда две-три версии, и почти всегда — «не исключен злой умысел». Такова особенность большинства морских трагедий: первопричина взрыва ли, пожара, столкновения или провала на запредельную глубину подводной лодки чаще всего остается скрытой под толщей воды. Даже тогда, когда после гибели корабля остаются сотни свидетелей (как это было и с «Императрицей Марией», с «Новороссийском», с «Комсомольцем», паромом «Эстония»), каждый из них знает лишь те или иные обстоятельства происшествия, но вовсе не истину.

Вникая в обстоятельства морских трагедий, понимаешь, что все призывы к бдительности — не пустые надоевшие слова. Это насущнейшее условие жизни флота, его безопасности и его боеготовности.

Современный боевой корабль — сложнейшее инженерное сооружение, насыщенное мощнейшими энергиями электромагнитных полей, расщепленных ядер, взрывчатых веществ и агрессивнейших химических компонентов, высоких давлений. Опасна и морская среда, в которой действует этот немыслимый конгломерат смертоносной техники и людей, постоянно готовых к бою.

Гибель большого корабля — всегда национальная трагедия, достойная траура всей страны. Россия в двадцатом веке потеряла немало крупных кораблей. Но траур впервые был объявлен только по атомной подводной лодке «Курск». Это случилось лишь в последний год столетия.

Не объявлялся траур после гибели линкора «Новороссийск» с шестьюстами тридцатью моряками. Не вывешивались красные флаги с черными лентами и после гибели в Норвежском море корабля двадцать первого века — атомной подводной лодки «Комсомолец». Молча распрощались мы с гибелью большого противолодочного корабля «Отважный» в 1974 году, не говоря уже о бесследно пропавших ранее ракетных подводных лодках С-80 и К-129, унесших в общей сложности сто шестьдесят шесть душ.

Только трагедия «Курска» прорвала завесу казенного молчания: наконец в России, как и в былые — дореволюционные годы, — достойно почтили память погибших моряков.

Вспомним прекрасные монументальные работы Адамсона — памятники затонувшей в шторм броненосной лодке «Русалка» в Таллинне и затопленным кораблям в Севастополе, также шедевр монументального искусства — памятник миноносцу «Стерегущий» в Санкт-Петербурге. Однако в советские годы морские трагедии стыдливо замалчивались. Понятно, что во время войны потеря такого корабля, как линкор «Императрица Мария», особенно не афишировалась. Но в каком свете представали советские моряки, когда весь мир знал о гибели линкора «Новороссийск» в 1955 году или провале на запредельную глубину ракетной подводной лодки К-129, а большое начальство уверяло мировую общественность, что «все наши корабли находятся в своих базах».

Ничто не оправдывает государственного забвения воинов, отдавших жизни при выполнении своего служебного долга. Каждый из них имеет право хотя бы на имя в общем списке братской могилы.

Но почему мы так равнодушны и жестокосердны по отношению к своим павшим на морях согражданам? А впрочем, только ли на морях? Достаточно вспомнить, сколько солдатских костей находят по сию пору энтузиасты на местах былых боев. Полвека уже хоронят бойцов Великой Отечественной, похоронить не могут…

Потери боевых кораблей в мирное время случались на всех крупных флотах мира. Но никто никогда не засекречивал списки погибших. До этого додумались только советские чиновники.

Не чтя своих моряков, тем более не чтили «царских». На моих глазах был уничтожен крест на братской могиле моряков, погибших при взрыве линкора «Императрица Мария». В 1985 году в Севастополе сносили под стройплощадку старинное Михайловское (Вестинское) кладбище. Ковш экскаватора безжалостно выгребал черепа и кости и матросов, отдавших жизнь не только «за веру, царя», но и за Отечество. Не пощадили их последнего приюта.

В хрущевские времена засекретили могилы моряков с первого нашего атомного ракетного подводного крейсера К-19. Они погибли летом 1961 году от облучения при аварии ядерного реактора в море. Их могилы на кладбище в Кузьминках случайно обнаружил бывший сослуживец. Теперь там великолепный мемориал из красной меди. Не государство поставило его — но энтузиасты из ОАО «Мосэнерго». Низкий поклон его тогдашнему генеральному директору Нестору Ивановичу Серебрянникову, сумевшему найти средства на достойный монумент. Низкий поклон и бывшему командующему Черноморским флотом адмиралу Михаилу Николаевичу Хронопуло, под чьим руководством был возвращен долг памяти морякам линкора «Новороссийск» — на безымянном мемориале спустя тридцать с лишним лет появились имена погибших героев.

Пусть и эта книга станет венком, пущенным по волнам нашей памяти.

Москва — Видяево


ГОЛОС «ИМПЕРАТРИЦЫ МАРИИ»

I. Лучший корабль флота

Телеграмма А. В. Колчака Николаю II от 7 октября 1916 г. 8 час. 45 мин.

Вашему императорскому величеству всеподданейше доношу: «Сегодня в 7 час. 17 мин. на рейде Севастополя погиб линейный корабль „Императрица Мария“. В 6 час. 20 мин. произошел внутренний взрыв носовых погребов и начался пожар нефти. Тотчас же начали затопление остальных погребов, но к некоторым нельзя было проникнуть из-за пожара. Взрывы погребов и нефти продолжались, корабль постепенно садился носом и в 7 час. 17 мин. перевернулся. Спасенных много, число их выясняется.

Колчак».

Телеграмма Николая II Колчаку

7 октября 1916 г. 11 час. 30 мин.

Скорблю о тяжелой потере, но твердо уверен, что Вы и доблестный Черноморский флот мужественно перенесете это испытание.

Николай.

Как великолепно все начиналось…

Севастополь встретил нового командующего флотом вице-адмирала Александра Колчака летним зноем, пронзительной синевой безмятежного, совсем невоенного моря и… секретным донесением морской разведки о выходе германского крейсера «Бреслау» из Босфора на обстрел кавказского побережья. Колчак приказал поднять свой флаг на линкоре «Императрица Мария» и немедленно вышел в море на пересечку вероятного курса вражеского рейдера.

Это было сделано по-макаровски!

В четыре часа дня корабли обнаружили друг друга на встречных курсах.

Первый же залп «Императрицы Марии» взметнул водяные столбы в опасной близости от «Бреслау». Не дожидаясь накрытия линкоровских двенадцатидюймовок, крейсер выпустил дымовую завесу, лег на обратный курс и, пользуясь преимуществом хода, на всех парах ринулся к Босфору.

Так состоялось представление флоту нового командующего. По ритуалу же полагался торжественный обход кораблей, стоящих на якоре посреди Северной бухты.

С того дня «Императрица Мария» стала его любимицей… Он не раз еще выходил на линкоре в море, с гордостью представлял корабль государю императору во время высочайшего смотра, на нем же положил себе войти в опозоренный Царьград… Когда же в октябре 1916 года предательский взрыв рванул зарядные погреба линкора, он немедленно примчал на смертельно раненный корабль. Увы, адмирал ничем уже не мог помочь «Марии»…

* * *

Однако «Императрица Мария» вошла в историю нашего флота не только как жертва вражеской диверсии или несчастного случая. Линкор, построенный в Николаеве, по праву считался гордостью отечественного судостроения (см. фото на вклейке).

«Современники и много лет спустя, — отмечал писатель Анатолий Елкин, — не переставали им восхищаться. Черное море еще не знало таких дредноутов, как „Императрица Мария“».

Водоизмещение дредноута определялось на 23 600 тонн. Скорость корабля 22 3/4 узла, иначе говоря, 22 3/4 морской мили в час, или около 40 километров. За один прием «Императрица Мария» могла взять 1970 тонн угля и 600 тонн нефти. Всего этого топлива для «Императрицы Марии» хватало на восемь суток похода при скорости 18 узлов. Команда корабля 1260 человек вместе с офицерами.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)