» » » » Джеральд Даррелл - Три билета до Эдвенчер

Джеральд Даррелл - Три билета до Эдвенчер

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Джеральд Даррелл - Три билета до Эдвенчер, Джеральд Даррелл . Жанр: Природа и животные. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Джеральд Даррелл - Три билета до Эдвенчер
Название: Три билета до Эдвенчер
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 3 февраль 2019
Количество просмотров: 647
Читать онлайн

Три билета до Эдвенчер читать книгу онлайн

Три билета до Эдвенчер - читать бесплатно онлайн , автор Джеральд Даррелл
В этой книжке рассказывается о путешествии в Британскую Гвиану, которое я предпринял вместе с моим компаньоном Кеннетом Смитом. По заказу нескольких английских зоопарков мы отправились добывать птиц, млекопитающих, пресмыкающихся и рыб, обитающих в этом уголке Южной Америки.…В путешествии такого рода со звероловом приключается такое, чего и нарочно не придумаешь. Одни приключения кажутся забавными, от других душа в пятки уходит, третьи в высшей степени раздражают. Но все они лишь яркие вехи среди месяцев забот и труда, к которым сводится работа зверолова.
1 ... 3 4 5 6 7 ... 40 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

— Взгляни, Боб, — сказал я, наивно рассчитывая доставить моему компаньону радость от нового приобретения. Это анаконда, да какая!

— Да ну тебя! — отшатнулся Боб. — Завяжи-ка лучше мешок, от греха подальше!

Но выполнить это требование сразу оказалось невозможным. Дело в том, что гвианские змееловы требуют плату за пойманных удавов и анаконд не со штуки, а с погонного фута. Может, с их стороны это и резонно, но нам-то от этого не легче: ведь чтобы измерить длину змеи, ее приходится вынимать из мешка, в каком бы настроении она ни была. В частности, анаконда, о которой идет речь, пребывала в весьма дурном настроении, и лишь впоследствии я узнал, что они крайне редко пребывают в каком-либо другом. Но в тот момент я, еще не имея представления о сложности характера анаконд и привыкнув к куда более покладистым африканским питонам, запросто засунул руку в мешок, чтобы схватить анаконду за шею. Она яростно бросилась на меня, но, по счастью, промахнулась; Айвен, индеец и Боб со страхом взирали на меня как на сумасшедшего.

— Вы что, сэр! Это же презлющая змея! — сказ Айвен.

— Она укусит вас, — прошептал индеец.

— И ты получишь заражение крови, — заключил Боб.

Но эти предостережения мне уже были ни к чему. Со второй попытки я сцапал-таки шипящую и извивающуюся рептилию за шею и выволок из мешка. Индеец измерил ее — пять футов шесть дюймов, не так уж и много для анаконды: известны экземпляры и до двадцати пяти футов длиной. Уплатив индейцу запрошенную им сумму с погонного фута, мы с Бобом, как отважные змееловы, дружным усилиями запихали анаконду в один из надежных мешков, которые привезли с собою специально для этой цели. Затем я вылил на мешок пару ведер воды и отнес в комнату, где содержались другие добытые животные.

Некоторое время спустя я отправился в единственный в Эдвенчер магазин купить гвоздей. Возвращаюсь — и что я вижу? Боб стоит на верхней ступеньке деревянной лестницы, ведущей в кухню, с застывшим выражением лица и толстенным суком, точно древком знамени, в руке — ну, Наполеон на Аркольском мосту! Из глубины дома доносилось угрюмое бормотание Айвена, периодически сменявшееся завыванием.

— Что стряслось? — бодрым голосом спросил я.

Боб бросил на меня полный отчаяния взгляд.

— Твоя анаконда удрала, — сказал он.

— Как удрала? Каким образом?

— Не знаю как, но факт остается фактом. Устроилась в кухне. Похоже, ей там нравится.

Я взбежал по ступенькам и заглянул в кухню. Анаконда возлежала, свернувшись кольцами возле печки, а опрокинутый горшок, валявшийся на полу посередине кухни, свидетельствовал о поспешном отступлении Айвена. Увидев меня, анаконда с яростным шипением двинулась в мою сторону, но безрезультатно, потому как до меня было добрых шесть футов. Тут из двери спальни показалась голова Айвена — судя по выражению его лица, он так и не оправился от шока.

— Как бы нам ее поймать, сэр? — спросил он.

Тут змея с шипением рванулась к нему. Айвена как ветром сдуло.

— Попробуем прижать к полу, — сказал я, как мне показалось, очень авторитетным тоном.

— А ты видишь, в каком она настроении? — парировал Боб. — Ну, уж если ты так настаиваешь, сам входи и принимай. В случае чего я прикрою твой отход.

Поняв, что ни Боба, ни Айвена в кухню калачом не заманишь, я решился выйти на подвиг один. С мешком наготове и с рогулькой наперевес я двинулся на анаконду как матадор на быка. Змея собралась в тугой напряженный узел и бросилась на мешок, а я заплясал вокруг, пытаясь улучить момент и прижать ее рогулькой к полу. Но вот на краткое мгновение голова ее застыла, р-раз! — и змея презрительно отшвыривает рогульку и быстро ползет к выходу, яростно шипя, словно автогенная горелка. В этот момент, видя, что анаконда надвигается прямо на него, Боб машинально шагнул назад, забыв про ступеньки, — и — бумс-бумс-бумс вниз по лестнице! Анаконда — за ним. Когда я подбежал к двери, Боб уже сидел внизу посреди лужи перед лестницей. Змеи нигде не было видно.

— Куда она делась?!

— И… ты еще… смеешь спрашивать? — огрызнулся он, медленно вставая на ноги. — Я чуть шею не сломал, а ты — куда де-елась, куда де-елась! Так я тебе взял и пошел искать, куда делся твой экземпляр!

Обшарили все вокруг, во все щели заглянули — как в воду канула! Но как же она все-таки вырвалась из плена? Оказалось, обнаружила не замеченную прежде дырочку в уголке мешка. Возможно, поначалу она была совсем крохотной, зато теперь у мешка не было дна, но имелось две горловины. Когда мы уселись пить чай, я позволил себе поплакаться об утрате такого великолепного экземпляра.

— Ничего страшного, — утешал меня Боб. — Полагаю, она явится ночевать к Айвену в гамак. Уж от него-то она не улизнет!

Айвен промолчал, но по выражению его лица было нетрудно догадаться, что перспектива застать у себя в гамаке анаконду его отнюдь не радовала.


Наш чай прервало появление коротенького, пухленького и чрезвычайно застенчивого китайца; под мышкой у него была какая-то большая и смешная птица. Размером она с домашнюю индюшку и выделялась строгим черным нарядом, только крылья у нее оттенялись белыми перьями. Голова увенчивалась пучком кучерявых перьев, похожим на взъерошенный ветром хохолок. Клюв у нее был короткий и толстый, у основания вокруг ноздрей покрытый толстом восковиной. Этот клюв, как и массивные ноги, похожие на цыплячьи, были желтого канареечного цвета. Птица смотрела на нас большими темными проникновенными глазами, в которых тем не менее блестел сумасшедший огонек. Птица носила эффектное имя — кюрассо; после непродолжительного торга я приобрел эту птицу у китайца, и владелец посадил ее к нашим ногам. С минуту она простояла неподвижно, мигая глазами и издавая мягкое и жалобное «пит… пит… пит…» — звуки, никак не сочетавшиеся с ее размерами и импозантной внешностью. Я наклонился и погладил ее по голове; птица тут же закрыла глаза и уселась на полу, блаженно подрагивая крыльями и гортанно курлыча. Но всякий раз, как только я переставал ее поглаживать, она открывала глаза и глядела на меня с недоумением, и в ее «пит… пит… пит…» звучали ноты оскорбленной невинности. Поняв, что я абсолютно не намерен торчать около нее весь день и гладить по головке, она грузно поднялась и подвалила к моим ногам, по-прежнему забавно пища; подобравшись ко мне неслышною, хитрою поступью, она разлеглась на моих туфлях, закрыла глаза и вновь принялась блаженно курлыкать. Нам с Бобом еще никогда не доводилось видеть столь кроткой, глупой и дружелюбной птицы, и мы единодушно окрестили ее Катбертом — это имя как нельзя более соответствовало ее сентиментальному характеру.

Китаец заверил нас, что Катберт до того ручной, что никуда не убежит. Мы решили: пусть свободно разгуливает по дому, только на ночь запирать будем. В первый же вечер он дал нам понять, каких сюрпризов от него можно ожидать. Эта треклятая птица оказалась не просто ручной — она ни минуты не могла прожить без человеческого общества, более того, норовила устроиться как можно ближе к человеку.

Когда китаец ушел, я засел за дневниковые записи, которые порядком подзабросил. Через некоторое время Катберт решил, что толика моего внимания ему не повредит и, громко хлопая крыльями, взгромоздился на стол. Он медленно пересек стол наискосок, радостно пища, и попытался разлечься прямо на моей тетради. Я оттолкнул его, и реакция последовала незамедлительно. С оскорбленным видом он отступил назад и перевернул чернильницу. Пока я вытирал чернильную лужу, он успел наложить на две страницы моего дневника свою личную печать, столь увесистую и липкую, что эти две страницы мне пришлось переписывать заново. Тем временем Катберт предпринимал одну за другой попытки забраться ко мне на колени, но всякий раз получал решительный отпор. Поняв, что хитростью меня не возьмешь, Катберт решил переменить тактику и действовать наскоком. Он вспорхнул, намереваясь сесть ко мне на плечо, но промахнулся и тяжело плюхнулся на стол, снова опрокинув чернильницу. Все эти свои нелепые маневры Катберт сопровождал беспрестанным забавным писком. Наконец я, потеряв терпение, спихнул его со стола, и бедняге ничего не оставалось, как удалиться в угол, затаив обиду.

Но, увы, сюрпризы на этом не закончились. Немного погодя явился Боб развешивать спальные принадлежности — ах, знал бы он, что его сейчас ожидает! В пылу неравной борьбы с веревками, поддерживающими гамаки, бедняга не заметил, как коварный противник незаметно подкрался со спины и улегся у самых ног. Когда сражение с гамаком достигло апогея, Боб сделал шаг назад, споткнулся о пернатого и полетел… только не ввысь, а на пол. Издав невольный клич, Катберт вновь ретировался в свой угол. Выбрав момент, когда Боб, как ему казалось, с головой окунулся в дело, он вышел из убежища и вновь улегся у него под ногами. Дальше, как сейчас помню, последовал ужасающий грохот — это снова рухнул на пол Боб со всеми гамаками в придачу. Из-под груды москитных сеток и веревок Катберт таращил глаза и раздраженно пищал. Я не мог удержаться от смеха!

1 ... 3 4 5 6 7 ... 40 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
Комментариев (0)