» » » » Игорь Агеев - Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»]

Игорь Агеев - Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»]

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Игорь Агеев - Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»], Игорь Агеев . Жанр: Сценарии. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Игорь Агеев - Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»]
Название: Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»]
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 31 январь 2020
Количество просмотров: 228
Читать онлайн

Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»] читать книгу онлайн

Неспортивная история [Сценарий, использовавшийся в фильме «Куколка»] - читать бесплатно онлайн , автор Игорь Агеев

Сценарий «Неспортивная история» единственный раз публиковался в журнале «Киносценарии» № 1 за 1987 г. Позже именно он послужит основой к скандальному фильму «Куколка» Исаака Фридберга.


«…скажу сразу — повести „Неспортивная истрия“ не существует! Был сценарий, опубликованный в киноальманахе „Киносценарии“ за 1987 год. И всё!.. Сценарий и фильм — разные вещи! Не могу ответить на многие вопросы — „было“ там что-то у училки, „не было“…

Какой конец у фильма?.. Задайте-ка эти вопросы режиссёру-постановщику! Моему любимому Исааку Шаевичу Фридбергу! Он существенно поработал над сценарием.»

Игорь Агеев

1 ... 6 7 8 9 10 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:

— Держи ее, гадину, а то уйдет!

Все тут же с мест повскакали. Руки ко мне потянулись. Я рванула, как на стометровке.

— Наза-ад! — кричит что есть мочи Елена. — По местам!

И тут я успеваю из класса выскочить…

А в классе все вернулись за свои столы, и Елена, преодолевая удушье, выдавила из себя:

— Откуда в вас это?.. В том, что произошло… Что Серебрякова… Она сама, может быть, меньше всего виновата… И я, конечно, была последней идиоткой, когда понадеялась… Извините… — И Елена выбежала в коридор.


Нашла она меня в спортзале. Я на маты, под брусья забилась и там ревела, как дура. Елена, видимо, долго искала меня по всей школе. Заглянула и в спортзал. Темнота… Она уже было дверь прикрыла, но я всхлипнула громко. Елена нащупала рукой выключатель и в дальнем углу зала зажегся свет.

— Татьяна! — стоит на пороге, зовет меня. — Ты здесь?

Стараюсь не шуметь, задерживаю дыхание.

Елена проходит в зал, ее шаги гулко отдаются во всех углах.

— Где ты, девочка? — спрашивает в пустоту, оглядывается.

И тут я не выдержала. Я уткнулась в мат и так заревела!

— Танечка, — тут же спешит ко мне Елена. — Ну что ты, что ты?! Разве можно так?

— Оставьте меня, — кричу я в истерике. — Уходите! Я вас никого видеть не могу! Не хочу!.. Ничего не хочу!.. Я жить не хочу, слышите?! Оставьте!..

— Что ты такое говоришь, девочка? — Елена прикасается к моему плечу. — Так нельзя… Танечка, милая… Зачем же так? Успокойся, прошу тебя… Не надо, девочка…

Я приподнимаюсь с матов и с удивлением смотрю на Елену.

Ну и лицо, наверное, у меня тогда было! Глаз нет — одни щеки, нос распух, красный, как помидор. Волосы растрепались, пряди мокрые прилипли к щекам.

— Ну что ты, что ты? — говорит она и осторожно тянет руку к моей голове, проводит ладонью по волосам.

У меня снова слезы на глаза. Лицо кривится в гримасе, и я вдруг утыкаюсь в живот Елене, как если бы это была моя мать.

Елена одной рукой прижимает меня к себе, другой гладит по волосам, укачивает, как грудную:

— Ш-ш… Тише, тише, тише!.. Ш-ш!..

— Я… Я…. Я… — задыхаюсь. — Я не хотела… Я ведь не со зла все это… Я от страха…. Елена Михайловна… — перестаю реветь, поднимаю глаза на Елену. — Я всегда боялась. И сейчас боюсь… И вас тоже… И Шлепакова боялась, и пятиэтажного, и Панова, и Марину, и даже Халикова. Честное слово. Даже больше, чем они меня…

— Ну-ну, ну-ну… — приговаривает Елена, устраивает опять мою голову у себя на коленях и укачивает меня, укачивает…

— Мне ведь только пять лет было, — всхлипываю постоянно, — бабушка меня в школу олимпийского резерва за руку привела. И с тех пор ничего в моей жизни, кроме гимнастики… Сборы, тренировки, соревнования… А когда бабушка умерла, я и вовсе в интернат, что при школе, отпросилась. А там своя жизнь… Мне Вадим, наш тренер, говорил: «Ты должна быть первой! Во что бы то ни стало». Я старалась. Вадим всегда рядом, за меня подумает, за меня решит… А здесь как? Все смотрят на тебя, как на калеку… А я думаю, я им все равно докажу! И ведь им нравилось, им ведь нравилось!..

— Да, Танечка, да… — согласно кивает Елена. — Это я во всем виновата.

— Вы — нет, вы — нет, — трясу головой и снова реву, уткнувшись в грудь Елене.

Она укачивает меня, убаюкивает…


…Час прошел, наверное. Может, больше часа… По-прежнему сидим на матах, под брусьями. Я ноги поджала, руками обхватив, подбородок на коленях устроила.

Елена сидит ко мне в пол-оборота, ноги на пол спущены, руками голову подпирает.

— Это сложно, Таня, — говорит. — Может быть, в сто раз сложнее, чем по бревну без ошибок пройти. Ты думаешь, я сама все знаю? — вздыхает. — Иногда сидишь дома, думаешь о вас… И даже не представляешь, — как с вами быть, что делать дальше… А муж ругается: отвлекись, расслабься…

— А почему своих детей не заводите? — спрашиваю. Я уже не плачу. Лицо, правда, все еще красное и распухшее от слез.

Елена оглядывается на меня, как-то поспешно опускает глаза в пол.

— Надо завести, — советую.

— Вообще-то, конечно, надо бы…

— А чего?

— Так… — говорит Елена. — Ничего… Не получается пока.

— Почему?

— Так…

Не совсем понимаю, о чем она. Смотрю на ладони, отдираю тонкую пленку кожи.

— Ты что делаешь? — спрашивает Елена.

— Кожа старая, — отзываюсь. — Мозоли от брусьев знаете какие? Теперь проходят…

Оставляю руки в покое, перевожу взгляд на окна спортзала.

Темно. На деревьях снег лежит, луной посеребренный.

В зале — полумрак. Сидим с Еленой вдвоем на матах. Хорошо, тепло, уютно. Всю бы жизнь вот так. Кажется, будто время остановилось.


За окном новый день.

Школьная канцелярия.

Мать Татьяны стояла у стола. Женщина-делопроизводитель возилась с какими-то бумажками.

— По-моему, вы все-таки торопитесь, — говорила Валентина Николаевна, стоявшая за спиной у женщины. — У кого не бывает срывов. У всех они есть.

— Нет-нет, не уговаривайте, — возражала Татьянина мать. — Та школа, конечно, от дома подальше. Но… вопрос решен. Мне очень жаль… Тут и моя вина… Но теперь все дела к черту. И только дочь, только дочь…

— Нам тоже очень жаль расставаться с Татьяной, — вздохнула завуч. — Скоро Новый год, потом каникулы… Знаете, у детей память короткая…

— Нет-нет, не уговаривайте.

Елена Михайловна находилась в этой же комнате. Сложив руки на груди, она вполуха слушала Валентину Николаевну и Татьянину мать. Смотрела через окно на улицу. Вдруг заметила возле подворотни Татьяну. Та стояла, прислонившись спиной к стене, ковыряла ногой заснеженную землю.

— Извините, — бросила всем Елена Михайловна и выскочила из комнаты…


…Стою, смотрю на школьное крыльцо, носком сапога снег с асфальта сбиваю.

Вдруг на улицу выбегает Елена. Без шапки, без сапог, без шарфа. Только пальто сверху на плечи накинуто.

Сбежала по ступенькам и ко мне.

А я — ей навстречу.

Стоим, смотрим друг на друга. Между нами — трамвайная линия.

Я глаза вниз опускаю.

— Вы простите меня, Елена Михайловна… За все, — говорю. — И Леше Панову передайте, чтоб зла не держал.

Елена молчит, и я молчу. О чем еще говорить-то? И так все ясно.

— Простите, — говорю еще раз.

Звенит предупредительный звонок, и между нами проезжает трамвай.

Я поворачиваюсь и иду прочь. Чувствую спиной, трамвай проехал, а Елена все еще смотрит вслед.

Но я не обернулась. Она уже видела один раз, как я плачу. А второй раз этого никто не должен видеть. И не увидит больше. Это я обещаю…

1 ... 6 7 8 9 10 ВПЕРЕД
Перейти на страницу:
Комментариев (0)