» » » » Константин Бальмонт - Полное собрание стихотворений

Константин Бальмонт - Полное собрание стихотворений

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Константин Бальмонт - Полное собрание стихотворений, Константин Бальмонт . Жанр: Поэзия. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Константин Бальмонт - Полное собрание стихотворений
Название: Полное собрание стихотворений
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 1 июль 2019
Количество просмотров: 164
Читать онлайн

Полное собрание стихотворений читать книгу онлайн

Полное собрание стихотворений - читать бесплатно онлайн , автор Константин Бальмонт
«… К. Бальмонт по праву считается одним из лучших русских поэтов. Порывистый, увлекающийся и увлекающий, он обогатил русскую поэзию целым рядом новых чувств, образов и мыслей. Брошенные им девизы продолжают жить до сих пор. …» (Н.Гумилев)«… Бальмонт прежде всего – „новый человек“. К „новой поэзии“ он пришел не через сознательный выбор. Он не отверг „старого“ искусства после рассудочной критики; он не поставил себе задачей быть выразителем определенной эстетики. Бальмонт кует свои стихи, заботясь лишь о том, чтобы они были по-его красивы, по-его интересны, и если поэзия его принадлежит „новому“ искусству, то это сталось помимо его воли. Он просто рассказывает свою душу, но душа у него из тех, которые лишь недавно стали расцветать на нашей земле. В этом вся сила бальмонтовской поэзии, вся ее жизненность, хотя в этом и все ее бессилие. …» (В.Брюсов)
Перейти на страницу:

«В западне я у врага...»

В западне я у врага.
Где же быть мне? Здесь в юрте?
В этой душной тесноте?
Или выйти на снега?
Как выходят на луга?
Там теснее в пустоте,
В безграничности того,
Что едино и мертво.
Я вольнее между стен,
Где хоть тени перемен,
Где хоть это для меня: —
Тихий треск и скок Огня.
На равнине я мертвец
В безраничности гробниц,
Где начало есть конец
В одноцветном без границ
Там я в вольности – скелет,
Здесь я в тесности – живой.
Мной зажженный – дышит свет
В этой келье гробовой.
Только выйду, видно мне,
Что со мною никого.
Здесь же в жарком полусне
Оживает вещество.
Я подушку обниму,
Я с покрышкой говорю.
И шепчу я в полутьме
К неизвестному, ему.
Мне отрадней и вольней
Закрывать свои глаза,
Обращаясь мыслью к ней,
Чьи глаза как бирюза.
С непостижной говорю,
Распаляюсь и горю,
В теле есть такой огонь,
Что уж вот я не один.
Ветер взвыл. Ну, что ж, трезвонь,
Но меня в тиши не тронь,
Здесь не царство диких льдин
Здесь хоть в грезе, я ловлю
Чье-то нежное «Люблю»,
Хоть в гробу, но властелин.

«Я узнал сегодня ночью...»

Я узнал сегодня ночью,
Что воочью, что воочью
Вещи все – живые.
Я зажег огонь, и думы
Думал, думал Ветра шумы
Доходили до меня,
Круговые.
Я глядел на скок Огня.
Сине-красную он пляску
Начинал и изменял,
Взявши желтую окраску
Зачинал иную сказку,
Становился снова ал,
В дым бежал, в седые дымы,
Перемешивался с ними,
Прогонял их от себя,
Бил их прутьями цветными,
Языками расписными,
Пламецветности дробя,
Сам собою обольщался,
Голубою клятвой клялся,
Что нельзя же не любя
Так неистово метаться,
Так несдержанно гореть,
Был как золото, как медь,
Фиолетово мерцая,
Начинал тихонько петь,
Вился, дымы обнимая,
Снова дыму пел: Не тронь,
Нет, не тронь, ведь я Огонь.
Золотился реже, реже,
Загрязнялся чаще, чаще.
И на шкуре я медвежей
Размышлял, что я пропащий,
Что когда-то я весной
Был с любимою женой,
Проходил по вешней чаще,
Каждый листик был алмаз,
Каждый цветик нежил нас,
О, я помню, как коснулся
Я губами нежных губ
Как невольно усмехнулся
Я на свежесть поцелуя,
Каждый, к зубу льнущий зуб,
Каждый нежный белый зуб
Мне любовно улыбнулся,
Жил в отдельности ликуя,
О, я помню как меня
Тонкий ток пронзил огня,
Как я сжал ее, и ало
Улыбалася заря,
И лесная тишь качала,
Без конца, и без начала,
Двух влюбленных, в ком, горя,
Было счастье обниматься,
Так, вот так, прижать, прижаться,
Так, вот так... Постой, постой,
Что такое, что такое,
Что такое здесь со мной?
Я лежу в палящем зное
С изумительной женой!
На медвежей был я шкуре,
А теперь – в объятьях чьих?
В поцелуйной дикой буре,
Мне Огонь поет свой стих,
Я в истомности касаний,
Я целую, я дрожу,
Я в сияньи, я в тумане,
Кто со мной, не услежу,
Что со мной, не расскажу,
Я вступил в огонь горячий,
Телом я вошел в весну,
Я захлебываюсь в плаче,
В сладком хохоте стону,
И кругом, с Огнем качаясь,
Расцвечаясь в красоте,
Отраженьями встречаясь,
Пляшут вещи все в юрте,
Пляшет утварь, пляшут стены,
Сумрак шепчется живой,
Все в дрожаньи перемены
Поцелуй есть теневой,
К огневому средоточью,
Словно шабаш круговой,
Всех вещей стянулся рой.
Это видел я воочью,
Нынче ночью, нынче ночью,
И теперь уж я – другой.

«Что там в складках волчьей шубы...»

Что там в складках волчьей шубы?
Что-то есть там? Кто-то скрыт?
Усмехнувшиеся губы?
Кто-то молча говорит?

Мне подмигивает. Вижу.
Осовелые глаза.
А! проклятый! Ненавижу!
Тощий дьявол и коза.

Закривившаяся морда,
Полусломаны рога.
А при этом смотрит гордо,
Словно – вот, мол, съем врага.

Шевельнул я краем шубы
Надоело Уходи.
Снова тут Оскалил зубы
Хвост означил позади.

Ну, чего ты? Говори же.
Раз пришел, так для чего?
Ухмыльнулся Смотрит ближе.
Видно, хочет своего.

А чего, ему известно.
Вправо, влево он мигнул.
Встали тени, так, что тесно.
В голове, как в улье, гул.

Расползлись, как черви, лики,
Копошатся и глядят.
Хоть ручные, все же дики,
И косят неверный взгляд.

Полузвери, полурыбы,
Птицезмеи, жадный рот.
Дивных стран живые глыбы,
И на них бесовский скот.

Диво – пастбище видений
Распаленною ума.
Кто вы, тени? Что вы, тени?
Ваша матерь – Смерть сама?

Луг ваш – дух умалишенный?
Тощий Дьявол – ваш пастух?
Язвы памяти бессонной,
Саранчою полный слух!

«Вновь ушел, и вновь пришел...»

Вновь ушел, и вновь пришел.
Чей же это произвол
Гонит внутрь, и прочь, во вне,
И велит кружится мне?

Там в клети – ручной медведь,
Здесь в юрте – ручной пингвин.
Что же, песню им пропеть:
Сжальтесь, звери, я один?

Тут еще – ручной тюлень.
Что ли, с ним поговорить?
Я, мол, видывал сирень,
Я умею нектар пить.

Тоже был, мол, кое-где,
Тоже я не кто-нибудь,
Обратя свой взор – к звезде,
Начинал свой дальний путь.

А не выгорело, – что ж,
Приходи сюда другой.
Посмотрю я, как пойдешь
По безбрежности морской.

Посмотрю я, как дойдешь
До величья белых льдин,
Как мечта увидит ложь
Ею тканых паутин.

Это Полюс? Может, да.
А быть может, что и нет.
Полюс наш в душе всегда,
В первозданности примет.

Вот примета: Поцелуй.
Вот примета: Вздох – люблю.
Вот примета: Взрывность струй.
Зов русалки: Утоплю.

Вот примета: Долгий взгляд.
Сердце к сердцу Полюс – здесь.
Ты же шел – всегда назад,
Проходя простор свой весь.

Ты лишь думал, что вперед
Уходил и уходил.
И ушел. В бесцельном. Вот.
В безглагольности светил.

«Какая ночь! Все звезды. Полны числа...»

Какая ночь! Все звезды. Полны числа.
Узоры дум, что мыслятся не здесь.
Качается златое коромысло,
И влагой звездной мир обрызган весь.

В сияньи свечь, округлую равнину
Повсюду купол ночи обступил,
В раскинутом величии я стыну,
О, атом пытки в торжестве светил.

«Я вспомнил что-то из того...»

Я вспомнил что-то из того,
Что было некогда моим,
Теперь же призрак, ничего,
Отшедший звук, ушедший дым

Я был у моего окна,
В каком-то сладостном бреду,
А голубая вышина
Зажгла Вечернюю Звезду.

И вдруг я понял, что звено
Есть между вышнею и мной,
Что темный с светлой есть одно,
Что я земной и неземной.

И так душа была жива,
Как в Мае пляска светлых дев,
Душой – в одно слиявши два,
Я пел вселенский свой напев.

«В мое окно глядит Вечерняя Звезда...»

В мое окно глядит Вечерняя Звезда.
(Она же Утренняя)
Вокруг меня шумят ночные города.
(Они же утренние).
В моей душе навек слились и Нет и Да.
(И Да и Нет – их нет).

В моей груди дрожит благоговейный вздох
(В нем и проклятье).
Вокруг моих гробниц седой и цепкий мох.
(Он и с расцветами)
Со мною говорят и Сатана и бог.
(Их двое, я один).

«О, паденье росы, при рождении дня...»

О, паденье росы, при рождении дня,
Ветром навеянное!
Дар дивящихся трав, добровольная дань,
Ночью надуманная!

О, паденье дождя, на продольность долин,
Облаком свеянное!
О, рождение слез, в день единый из дней,
Веденье свидевшихся!

«Зачем, звено с звеном свивая...»

Зачем, звено с звеном свивая,
Сюда спустился светлый сон,
Звуча зурной, струной, свирелью,
Струя струю светлей зари?

Свевая сказки сонных листьев,
И в свисты свежий ветер влив,
Зачем влагает в слух – их слитность,
Зачем зовет, зачем, зачем?

За слоем слой снега в подлунной,
Пришла весна, весна ушла,
Зачем же светлый звон свирели,
Весло в волне зачем, зачем?

Шутя, блестя, шурша, как шалость,
Зачем тот шепот – шелк пришел,
Свирели счастья в саркофаге
Зачем, зачем, зачем, зачем?

«Где же я...»

Где же я?
Где же я?
Веет, сеет Небо снег.
Где же я?

Если б плыть
Если б плыть!
Можно б встретить тихий брег,
Если б плыть!

Я в цепях,
Я в цепях!
Тело бело, мысли лед.
Я в цепях.

Не привстать
Не привстать!
Не стряхнуть мертвящий гнет.
Не привстать!

Время нет.
Время нет!
Время было и прошло!
Время нет.

Белый свет.
Белый свет.
Где же я? Дрожит крыло!
Белый свет!

«Не могу я быть в юрте...»

Перейти на страницу:
Комментариев (0)