» » » » Александр Амфитеатров - Стихотворения

Александр Амфитеатров - Стихотворения

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Амфитеатров - Стихотворения, Александр Амфитеатров . Жанр: Поэзия. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Александр Амфитеатров - Стихотворения
Название: Стихотворения
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 2 июль 2019
Количество просмотров: 155
Читать онлайн

Стихотворения читать книгу онлайн

Стихотворения - читать бесплатно онлайн , автор Александр Амфитеатров
«Споём мы на лад петербургской земли:– Ой, ладо, ой, ладушки-ладо!В морском министерстве намедни сожглиУчебник полковника Кладо.Почто же такой возгорался костёр,Как призрак былых инквизиций?Крамольный учебник был слишком остёрВ разборе цусимских позиций…»
Перейти на страницу:

Александр Валентинович Амфитеатров

Стихотворения

Зловредный полковник и спасительный костёр

Петербургская баллада

По распоряжению морского министерства у слушателей военноморской академии был отобран учебник полковника Кладо. Из учебника были вырезаны и сожжены страницы, заключавшие в себе критику некоторых деятелей русско– японской войны, а также проводившие взгляды на необходимость отстаиванья своих мнений. После операции книга была возвращена слушателям.

(«Киевская Мысль» № 64).

Споём мы на лад петербургской земли:
– Ой, ладо, ой, ладушки-ладо!
В морском министерстве намедни сожгли
Учебник полковника Кладо.
Почто же такой возгорался костёр,
Как призрак былых инквизиций?
Крамольный учебник был слишком остёр
В разборе цусимских позиций.
Коварною ложью смущая умы,
Шептал он, с кивком на уронцы,
Что в битве тогда победили не мы,
А нас расчесали японцы.
Сплетая для внемлющих юношей сеть,
Шипел он змеиным обманом,
Что надобно думать, сужденья иметь,
Не быть автоматом-болваном.
Но зоркая Правда на хитрую ложь
Восстала с коробкою спичек,
И вырезал ложь из учебника нож,
И вспыхнули пачки страничек.
Безумный полковник! ты вник ли, когда
Преступное тлело тисненье,
Что паче ерунд всех твоя ерунда —
Отстаивать право на мненье?
Держи, коли велено, руки по швам,
Нам критиков даром не надо…
На лад министерский пропели мы вам:
Ай, Кладо! Ай, Кладушки-Кладо!

Ода на победу над граммофоном

Тов. м.в.д. Золотарёв обратился к Щегловитову с предложением ввести цензуру граммофонных пластинок.

Телеграмма

Ты знаешь бич ужасный века?
Ты слышал звук удавный тот,
Как будто душат человека,
А он, хоть душат, всё поёт?
Внебрачный правнук аристона,
Синематографа кузен,
Под мрачной фирмой граммофона,
Россию взял в крамольный плен.
Холмы, долины, грады, веси,
Взревели, им оглашены,
Как будто в них вселились бесы,
Геенским скрежетам верны.
Но в помещении закрытом
Ещё свирепей граммофон —
Как будто болен дифтеритом
В нём даже Собинова тон!
Орёт жестокая машина,
Хрипя, храпя, шипя, звеня —
Гремит Шаляпина «Дубина»,
Его-ж – «Колена преклоня»!
То – Карапетом либо Ицкой
Врёт анекдоты без конца,
То заголосит вдруг Плевицкой
Скандал про «Ухаря-купца».
Подобны ржавому железу
В нём трели даже серебра…
Порою грянет «Марсельезу»,
Порою рявкает «ура»!..
А, в заключение несчастий,
Звончее, чем локомотив,
Гнусит он Вяльцевою Настей,
Как будто насморк захватив.
Но граммофонного страданья
Свершился рок, окончен срок,
И, горделивым в назиданье,
Готов решительный урок.
Патриотической натуре
Несносен стал крамольный рёв,
И подчинить его цензуре
Решил мосье Золотарёв.
Статьёю сто двадцать девятой
Заткнётся дерзостная пасть.
Узнаешь, граммофон проклятый,
Что значит крепкая-то власть!
Одет в намордники повсюду,
Явишь закона торжество,
Пища: «простите! я не буду!
Не буду больше, вашество!».
Спасла от горя государство
Опять Всевышнего рука,
И новый опыт Золотарства
Прославят русские века!

Афоризмы

1

Наш век – таинственный и пёстрый маскарад, —
Такого не найти ни в песне нам, ни в сказке! —
Где ум давно надел дурачества наряд,
А глупость с важностью гуляет в умной маске!

2

Когда ты истинный поэт,
Твори без фанаберий,
Не издавай свой юный бред
И не пиши мистерий.

Не позднее 1912

Мнительный лаокоон, или Обжегшись на молоке, станешь дуть и на воду

Хоть говорят, говорят, что «времена уж не энти-с!»,
Но – timeo Danaos et dona ferentes![1]
Стал полицейский смирней, не сразу он тычет нас в dentes,[2]
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Меньшиков вновь либерал… Колпак хоть фригийский наденьте-с,
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Отдан под суд генерал, да какой еще! в анненской ленте-с!
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
На либеральном играть кто не горазд инструменте-с!
Но – timeo Danaos et dona ferentes!
Ох, крокодильей слезы не было б в сем инциденте-с!
Ох, timeo Danaos et dona ferentes!
Много весны на словах! Нам покажи в документе-с…
Да-с! Timeo Danaos et dona ferentes!
Чуткая юность мрачна… Жив, значит, нюх-то в студенте-с!
Timeamus Danaos et dona ferentes.[3]

30 ноября 1904Рим

Герой нашего времени

Позвольте рекомендоваться:
Я петербургский либерал.
Люблю в идейках завираться…
Но – кто не врал? Но – кто не врал?

Я красен, но и осторожен:
Рад слово смелое прочесть,
Но – тем, кто неблагонадежен…
Имею честь! Имею честь!

Мысль зарубежную смакуя,
Шлю эмигрантам комплимент,
Но в русских недрах – начеку я:
Я не студент! Я не студент!

Прогресса заповеди верен,
Кляну я тьму: да будет свет!
Но – друг мой неблагонамерен…
Нас дома нет! Нас дома нет!

Пленяем остроумья ширью,
Бывает, брякну что-нибудь…
Но – чтобы рисковать Сибирью?!
Счастливый путь! Счастливый путь!

Святой гуманности поборник,
Я равноправья женщин жду.
Но – если бьет курсистку дворник,
Я обойду! Я обойду!

Люблю раскупорить котомку!
Когда с друзьями я кучу,
Пью смело тост – «за Незнакомку!!!»
Но кто она – молчу! молчу!

Я зол, что нравы наши грубы:
От произвола гибнет Русь!
Но – треснет мне хожалый в зубы…
Я оботрусь! Я оботрусь!

Всегда, везде, во всем я – влеве!
Отрежу правду – хоть царю!..
Молчал как мертвый я при Плеве,
Зато при Мирском – говорю!!!

За право земства – новый Муций —
Борюсь я в гордой тишине.
Но… земцы ищут конституций!!
Я в стороне! Я в стороне!

Свободу я люблю без меры
И проповедую везде.
Но – сколь противны мне эсеры!
Как ненавистны мне эс-де!

Горит душа невыносимо!
Я революцией дышу!
И только Горького Максима
Не выношу! Не выношу!

Свободу прессе! К свету! К свету!
Я – гласной правды паладин!
Но – хлопнут честную газету…
Так подпишусь на «Гражданин»!

На безобразия цензуры
Негодовать я храбр и быстр.
Но – на меня карикатуры?!
Карай, министр! Ссылай, министр!

Я в убеждениях упорен,
В устоях – просто исполин:
Я тверд, как Алексей Суворин…
Отец, конечно, а не сын!

Еврейства мукам и печалям,
Согласен я, предела нет…
Но – мы знакомы с Левендалем:
К нам на журфикс! К нам на обед!

Я прогрессист, но без нахальства,
Мне страшен каждый генерал:
Лишь с дозволения начальства
Я – петербургский либерал!

Характер у меня – лягушкин,
Я – земноводный по уму:
Мне руку даст Бобрищев-Пушкин, —
Что ж? Я пожму! Что ж? Я пожму!

Я компаньон весьма веселый,
Певали мы недурно встарь…
Залиться жутко «Карманьолой»,
Так гряну «Славься, русский царь!».

Пророк пиров, при звоне кубков
«Глаголом жгу сердца людей»…
Вы лишь не требуйте поступков:
Я без затей! Я без затей!

Я не построю баррикады
И цитадели не взорву:
Я к Пасхе жду себе награды
И к Рождеству, и к Рождеству!

Приятен мне огонь протеста,
Но – надо ж чем-нибудь и жить:
Коль прогорит по земству место,
Пойду в полицию служить.

Конечно, горькая опека…
Но учит нас разумный век:
Не место красит человека,
Но красит место человек!

Плачу в гимназию за сына…
По дому трачу денег тьму…
Покорен долгу гражданина,
Я приспособлюсь ко всему!

Готов ходить во всяких бармах,
Кто палку взял – тот мой капрал.
Но – верьте: даже и в жандармах,
Я – либерал! Я – либерал!

1904Рим

Первая заповедь

Гимн Петру Николаевичу Дурново

Он расцвел, подобно розе,
И сказал родной стране:
«Да не будут тебе бози
Инии разве мене!

Подражать маркизу Позе
Не способен я вполне,
Но – не будут тебе бози
Инии разве мене!

В государственном морозе
Натянул я нос «весне»:
Днесь не будут тебе бози
Инии разве мене!

Покорил я Русь под нози,
Будто витязь на войне, —
И не будут тебе бози
Инии разве мене!

Витте тащится в обозе,
Я ж гарцую на коне…
Нет! Не будут тебе бози
Инии разве мене!

Как хорош я в этой позе,
Не приснится и во сне…
Верь: не будут тебе бози
Инии разве мене!

Шлю угрозу на угрозе
Сей и оной стороне:
Пусть не будут тебе бози
Инии разве мене!

Тех повешу на березе,
Этих вздерну на сосне…
Врешь! Не будут тебе бози
Инии разве мене!

Пулемет в огромной дозе —
Вот спасение казне!
Не помогут тебе бози
Инии разве мене!

Суд – в акимовском психозе,
Кремль – в дубасовском огне…
Да не будут тебе бози
Инии разве мене!

Пресса – в мертвенном гипнозе,
Как утопленник на дне…
Ну-ка, ну-ка! где вы, бози,
Инии разве мене?

Соберу я дани мнози —
Где овсом, где на зерне, —
Но заплатят тебе… бози
Инии разве мене!

Не свезти на целом возе,
Что проклятий слышно мне…
Всё ж – не будут тебе бози
Инии разве мене!

Чести больше и в навозе,
Смысла больше и во пне…
А не будут тебе бози
Инии разве мене!

Брань гремит в стихах и прозе
Даже всей моей родне, —
Но не будут тебе бози
Инии разве мене!»

Декабрь 1905 или январь 1906

Акафист смутителю неподобному Сергию Каменноостровскому, во графех сущу и славу вселенскую вельми приявшему, государственной магии профессору, всего Петрограда обер-кувыркателю и, префокусныя колена творяй, царедворцу

Перейти на страницу:
Комментариев (0)