» » » » Александр Радищев - Бова

Александр Радищев - Бова

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Радищев - Бова, Александр Радищев . Жанр: Поэзия. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Александр Радищев - Бова
Название: Бова
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 2 июль 2019
Количество просмотров: 138
Читать онлайн

Бова читать книгу онлайн

Бова - читать бесплатно онлайн , автор Александр Радищев
Перейти на страницу:

Радищев Александр

Бова

Радищев Александр Николаевич

Бова

Повесть богатырская стихами

О che caso! che sventura! *

*[О, какой случай! какое несчастье! - итал. - Ред.]

Вступление

Из среды туманов серых Времен бывших и протекших, Из среды времен волшебных, Где предметы все и лица, Чародейной мглой прикрыты, Окруженны нам казались Блеском славы и сияньем; Где являются все вещи Исполинны и иройски, Как то в камере-обскуре,Я из сих времен желал бы Рассказать старинну повесть И представить бы картину Мнений, нравов, обычаев Лет тех рыцарских преславных, Где кулак тяжеловесный Степень был ко громкой славе, А нередко - ко престолу; Где с венцом всегда лавровым Венец миртовый сплетался, Где сражалися за славу И любили постоянство. Хоть грешишки кой-какие Попадались, но их в строку Невозможно было ставить, Зане юности проступок, Неопытности погрешность Есть удел детей Адамлих, Есть лишь следствие всегдашне Неизбежное чувств наших. Но грехов распутства умна, Грехов хитрого софисма Там не знали.- Да еще же Я намерен рассказать вам, Как то свойственно и нужно, Чуть не вымолвил я - должно Для того, кто в гости ездил Во страны пустынны, дальны, Во леса дремучи, темны, Во ущелья - ко медведям. Итак, только расскажу вам То, что льстить лишь будет слуху, Что гораздо слаще меда Для тщеславья и гордыни; А всё то, что чуть не гладко, То скорее мы поставим В кладовую или в погреб И проклятие положим, Если дерзкой кто рукою, Сняв покров прельщенья наша, Обнажит протекше время. Мы проклятье налагаем, Хоть из моды оно вышло, Но мы в силах наших скудны; А когда б властитель мира Я Тиверий был иль Клавдий, Тогда б всякий дерзновенный, Кто подумать смел, что дважды Два четыре иль пять пальцев Ему в кажду дал бог руку, Тот бы пал под гневом нашим. А как не дал нам бог власти, Как корове рог бодливой, То мы к дерзкому воскликнем: "Отойди, пожалуй, дале, Поди вон ты, оглашенный"; Мне здесь нужно суеверье; Обольщен я, но желаю Обольщен быть... и от скуки Я потешуся с Бовою. Я вам сказку тех лет древних Расскажу, котору слышал От старинного я дядьки Моего, Сумы любезна.

Петр Сума, приди на помощь И струею речи сладкой Оживи мою ты повесть. Без складов она, без рифмы Вслед пойдет творцу "Тавриды", Но с ним может ли сравниться!!

О Вольтер, о муж преславный! Если б можно Бове было Быть похожу и кое-как На Жанету, девку храбру, Что воспел ты, хоть мизинца Ее стоить, если б можно, Чтоб сказали: Бова только Тоща тень ее,- довольно,То бы тень была Вольтера, И мой образ изваянный Возгнездился б в Пантеоне. Но боюся, твоя участь Будет равная с Жанлисой По передням волочиться.

Вы Бову хотя видали, Но в старинном то кафтане, Во рассказах няни, мамы, Иль печатного... но дядькин Бова нового покроя, Зане дядька мой любезный Человек был просвещенный, Чесал волосы гребенкой, В голове он не искался, Он ходил в полукафтанье, Борода, усы обриты, Табак нюхал и в картишки Играть мастер,- еще в чем же Недостаток, чтобы в свете Прослыть славным стихотворцем Ироической поэмы, Или оды, или драмы?.. Я пою Бову с Сумою! Возбрянчи, моя ты арфа,Ныне лира уж не в моде,Иль вы, гусли звончатые, Загудите, заиграйте; Я пою - а вас послушать, О возлюбленны граждане, К себе в гости призываю.

На Пегаса я воссевши, Полечу в страны далеки, В те я области обширны, Что Понт Черный облегают, Протеку страны и веси, Где стояло сильно царство Славна древле Мифридата, Где Тигран царил в Арменьи; Загляну я во Колхиду, Землю страшну и волшебну, Где Ясон, обняв Медею, Укротил сурово сердце Сей волшебницы ужасной. О любовь, о лесть пресладка, Можно ль в свете отыскать, где Тебе сердце непокорно?

Посещу я и Тавриду, Где столь много всегда было Превращений, оборотов, Где кувыркались чредою Скифы, греки, генуэзцы, Где последний из Гиреев Проплясал неловкий танец; Чатырдаг, гора высока, На тебя, во что ни станет, Я вскарабкаюсь; с собою Возьму плащ я для тумана, А Боброва в услажденье.

Из Тавриды в Таман прямо, А с Тамана чрез Кавказски Горы съеду я на Волгу, Во Болгарах спою песню; Воздохну на том я месте, Где Ермак с своей дружиной, Садясь в лодки, устремлялся В ту страну ужасну, хладну, В ту страну, где я средь бедствий, Но на лоне жаркой дружбы Был блажен и где оставил Души нежной половину. Воздохну, что нет уж силы, О Ермак, душа велика, Петь дела твои!.. Я с Волги Перейду на Дон, где древле (Так, как ныне) коней быстрых Табуны паслися многи, Где отечество удалых Молодцов, что мы издавна Называли козаками.

Сошед с Дона, к Ворисфену Мы стопы свои направим. Там Владимир, страны многи Покорив своей державе, В граде Киеве престольном Княжил в блеске пышна сана Над обширным царством русским, Окружен всегда толпою Славных рыцарей российских; Он для памяти потомства Живет в Несторе и в сказках. О блажен, блажен сугубо!

Со Днепра пойдем к Дунаю; На могиле древней мшистой Мы несчастного Назона Слезу жаркую изроним. От Дуная морем Черным Поплывем ко Геллеспонту И покажем ту дорогу, По которой плывши смело, Войны росские возмогут, Византии стен достигши, На них твердо водрузити Орлом славно росско знамя. Но то скоро ли свершится? Будто время уж настало, Мне то снилося недавно Хотя снилось, но не знаю, Когда будет,- не пророк я, Но то знаю - оно будет.

Я к Бове теперь отправлюсь. А ты, милый друг читатель, Если лучшее познанье О странах сих иметь хочешь, Читай Бишинга - от скуки.

Песнь первая

Ветр попутный веет тихо В белый парус корабельный. Там на палубе летяща Корабля, что волны зыбки Рассекал на влажном поле, Бова сидя, песнь унылу Пел и в гусли златострунны Бряцал легкими перстами. Пел, стенал, бряцал и плакал, Лил потоки слез горючих.

"Что возможет, ах, сравниться

С лютой горестью моею,

Кто быть может столько бедствен,

Столько бедствен, как Бова?

Лишь светило дня блестяще

Мои очи озарило,

Грусти, горе и печали

Мне досталися в удел.

Желчь сосал я вместо пищи

Из сосцов змеиных лютых,

Колыбель мою качали

Скорбь угрюмая и злость.

Сирота унылый, горький!

Мой злодей мне мать родная!

Она жизнь мою хотела

Чуть расцветшую прервать

Я один меж всей природы,

Я во всей вселенной странник

И пустынник между тварей,

Всех родившихся в любви.

Ах, уныло мое сердце,

Не знай лютой сея страсти:

Ей горят сердца преступны,

А ты будь всегда ей враг".

Песнь скончал, поставил гусли; Пригорюнясь, взор ко брегу, Что вдали едва синеет, Обратил и, воздохнувши Тяжело, вещал он тако: "Ты прости, страна родная, Ты прости, прости навеки. Мать жестока, мать сурова, О тебе я не жалею".

Слыша речи столь унылы, Слыша песни столь плачевны, Подошла к Бове старуха, Что в артели корабельной Должность важну отправляла Метрдотеля, иль - стряпухи. Хоть всю жизнь на синем море Провела она с лет юных В шайке лютых и свирепых, Ко сребру и злату алчных, Сих варягов и норманов, Коим прозвище в дни наши Не разбойники морские, Не наездники, не воры, Сохрани нас бог, помилуй, Чтоб их назвали столь мерзко, Не арабы марокански, Не алжирцы, не тунисцы, Но те люди благородны, Что без страха разъезжают В те суровые годины, Как яр Позвизд с Чернобогом, Пеня волны, окропляют Их верхи людскою кровью; Грабят всех - без наказанья. Хотя выросла старуха Среди шума волн и ветров, При воззрении всегдашнем На жестокости Арея, Средь стенаний, вопля, крика Умирающих злой смертью, Или злее самой смерти Во оковах срамных, тяжких Иль железныя неволи, Иль рабства насилья дерзка,Но была старуха наша Мягка сердцем и душою И с седым своим затылком Равнодушно не взирала Как молоденький детинка Проливал горючи слезы. Была ль то одна в ней жалость Иль в старухе кровь играла, Того повесть, хотя верна, Не оставила на память Наша повесть только пишет, Что, подшед к Бове поближе, Она руки распростерла И к иссохшей своей груди Прижимала Бову крепко. "Столь ты юн, но столь ты бедствен!Возгласила стара ведьма (Ведьма добра, мягкосерда, Не как киевские ведьмы, Что к чертям с визитом ездят На ухвате без уздечки).Ты открой свое мне сердце, Забудь горе на минуту. Моя власть хоть невелика, Хоть у всех я здесь служанка, Но мои старанья нежны Облегчат твою судьбину". Говоря сие, отводит Бову в малую каюту, Где старуха наша нежна Обед братьям всем готовит. Тут, согрев и накормивши, Бову нежно обнимает, Очи мокры от слез горьких Отирает поцелуем. "Скажи мне,- она вещает,Скажи мне свою кручину, Свою участь мне сурову!" Бова нежно имел сердце, В первый раз чрез многи годы Ощущает он отраду, Сладость ласки, сладость дружбы. Ах! какое в грусти сердце, Сердце сиро, одиноко, Не внушит приязни гласу И не сдастся на ласканье Хоть столетния старухи? Если витязь Роберт славный Мог, ступив ногой на нежность, Обнять старую хрычовку И в объятьях ее мразных Совершить победу жарку, Восхитив цветок иссохший,Роберт был в любви ученый И задачу брачна ложа Мог решить он без поверки: Нос зажал, глаза зажмурил И, как витязь македонский, Узел Гордьев рассек махом,То Бове равно прилично Обнимать старуху дряхлу: Бова, знаем, парень новый, Он не видит преткновенья, Ласке лаской отвечает И лобзанию лобзаньем; Ему ж не было задачи, Как Роберту на решенье, Ложась с ведьмой спать на ложе. Старушонку Бова мило И столь крепко обнимает, Что напомнил ей то время, Как ей было лет лишь двадцать. Не на ложе возлегают, Но на печку лезут греться, Зане холодно уж было. Тут Бова, собрав все силы, Тут Бова, вздохнув глубоко, Вынимает из кармана Платок белый, для запаса, Чем утрет ее он слезы. Зане знал Бова заране, Сколь его плачевна повесть И что тронет через меру Сердце добрыя старухи. Еще раз вздохнул, рек тако:

Перейти на страницу:
Комментариев (0)