» » » » Петр Киле - Свет юности [Ранняя лирика и пьесы]

Петр Киле - Свет юности [Ранняя лирика и пьесы]

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Петр Киле - Свет юности [Ранняя лирика и пьесы], Петр Киле . Жанр: Драматургия. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Петр Киле - Свет юности [Ранняя лирика и пьесы]
Название: Свет юности [Ранняя лирика и пьесы]
Автор: Петр Киле
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 1 июль 2019
Количество просмотров: 171
Читать онлайн

Свет юности [Ранняя лирика и пьесы] читать книгу онлайн

Свет юности [Ранняя лирика и пьесы] - читать бесплатно онлайн , автор Петр Киле
"Первая книжка стихов могла бы выйти в свое время, если бы я не отвлекся на пьесу в стихах, а затем пьесу в прозе, — это все были пробы пера, каковые оказались более успешными в прозе. Теперь я вижу, что сам первый недооценивал свои ранние стихи и пьесы. В них проступает поэтика, ныне осознанная мною, как ренессансная, с утверждением красоты и жизни в их сиюминутности и вечности, то есть в мифической реальности, если угодно, в просвете бытия." (П.Киле)
Перейти на страницу:
lyrics poetry dramaturgy Петр Киле Свет юности [Ранняя лирика и пьесы]

"Первая книжка стихов могла бы выйти в свое время, если бы я не отвлекся на пьесу в стихах, а затем пьесу в прозе, — это все были пробы пера, каковые оказались более успешными в прозе. Теперь я вижу, что сам первый недооценивал свои ранние стихи и пьесы. В них проступает поэтика, ныне осознанная мною, как ренессансная, с утверждением красоты и жизни в их сиюминутности и вечности, то есть в мифической реальности, если угодно, в просвете бытия." (П.Киле)

ru Filja Петр Киле FictionBook Editor Release 2.6.6 25 November 2013 http://www.renclassic.ru/ FILJA551-1BB7-434F-AA15-14B64120FB63 1.0

1.0 — создание файла (Filja)

Петр Киле

СВЕТ ЮНОСТИ

Ранняя лирика и пьесы

Предисловие

Первая книжка стихов могла бы выйти в свое время, если бы я не отвлекся на пьесу в стихах, а затем пьесу в прозе, — это все были пробы пера, каковые оказались более успешными в прозе. Теперь я вижу, что сам первый недооценивал свои ранние стихи и пьесы. В них проступает поэтика, ныне осознанная мною, как ренессансная, с утверждением красоты и жизни в их сиюминутности и вечности, то есть в мифической реальности, если угодно, в просвете бытия.


Это стихи о любви и стремлении к красоте по преимуществу, и о творчестве, таков предмет поэзии эпохи Возрождения. Разумеется, первые стихотворения предельно просты и наивны. А в отдельных строфах размер нарушен — по интонации фразы, чему я придавал большее значение, чем ритму. И с рифмой я обходился свободно, избегая неизбежных повторов. Да и стихи, если писались, оформлялись сразу, неведомо как, без всякого сочинительства и отбивания ритма. Поэтому долгое время я воспринимал свои стихи всего лишь как пробы пера, пытаясь создать нечто посерьезнее в прозе, хотя и прозу я набрасывал, как стихи по какому-то наитию. Писал, пока выпевалась фраза, а сочинять не умел.


Теперь я думаю, что владею словом только как поэтическим словом. Поэтому мои ранние вещи, которым я не придавал никакого значения, обладают достоинством поэтических созданий, что для меня самого откровение. В них сохранилась атмосфера времени, умонастроение юности, всегда погруженной, хотя бы отчасти, в мифы, а с ними жизнь переносится в вечность. А соприкосновение с нею — это как возвращение юности, жизни во всей ее свежести и полноте тончайших постижений.


Стихи располагаются в основном хронологически, с делением на три раздела: Утро дней, Город мой, Перо птицы.

СВЕТ ЮНОСТИ

Ранняя лирика

УТРО ДНЕЙ

Студенты на целине

Всюду небо и небо,
И земля — до небес!
Ребятишки, что негры,
А Лариска — как бес!

У нее-то силенки?
Не смеши-ка парней.
Ах, зеленые елки,
Не угнаться за ней!

Солнце бесится летом.
В небе сизая синь.
Брызжет пот, как из лейки,
Со сверкающих спин.

Приударили б в гонги,
Эй, степные грома!
Как Винсента Ван-Гога,
Солнце сводит с ума…

Ворошим мы пшеницу.
В небе звезды снуют
А под утро нам снится
Общежитье в раю.

15 мая 1962 года.

В Михайловском саду

Играют парни скупо,
С усмешкою в глазах.
Играют так, от скуки,
В костюмах и плащах.

Придет она, прищурится
И встанет меж парней,
Веселая и шустрая…
И мяч летит над ней!

Она к нему навстречу
Вся тянется, светла!
Как кудри треплет ветер!
Куда Земля ушла?

Движенье ног и тела.
Улыбка — похвала.
Играла, как летела.
Смеялась, как звала.

Глаза, глаза живые!
И парни бьют сплеча,
Как будто бы впервые
Постигли суть мяча.

23 мая 1962 года.

Песни в детстве

В детстве мы как ни беспечны,
Не могли мы жить без песни —
Днем, и ночью, и с утра,
А тем паче у костра.

Пели над водою длинной,
Над заснеженной долиной…
Если непогода, — что ж! —
Пели в ветер, пели в дождь.

Песня русская, о, чудо!
Вот, когда смотрю отсюда
В детство радостей и бед,
Все струит лишь чистый свет.

Знаю, были голод, холод,
Смерть отца за дальний город,
Мамин враг — туберкулез,
Одиночество до слез…

Детство с песнею слилось.
Все к прекрасному свелось.

16 января 1963 года.

Зимние посещения библиотеки

Сугробы — словно Гималаи!
Летим, как слаломщики, мы.
За нами вслед собаки с лаем
Несутся из конурной тьмы.

Хорош мороз — сердит он слепо.
Бьет по щекам нас справа, слева…
И так же, как из дымных труб,
Струится пар меж наших губ.

Так можно отморозить руки.
Заиндевел со мною Пушкин.
И вот порог — мороза нет,
Вступаем робко в теплый свет.

Теперь куда? Вошло в привычку
Ходить хоть изредка в Публичку.
Но детство помню, как никто:
И что б не отдал я за то,

Чтоб снова пар в дверную щелку
Струился, словно конфетти,
И, грея руки, губы, щеки
На теплой извести печи,
Спросить впервые: «Есть Толстой?»
Впервые видеть том восьмой.
Впервые взять его домой!

1-2 февраля 1963 года.

В троллейбусе

Сидела женщина за мною.
Смотрела в окна далеко…
Троллейбус мчался над Невою.
Мне было весело, легко.

Да, помнится, такое было:
Лесное озеро — оно
С меня усталость разом смыло,
О том не ведая само.

А после шел я перелеском…
Я унесу ее с собой,
Когда она сойдет на Невском,
Сольется с уличной толпой.

Ей жить во мне — без слез, без муки —
Счастливой, светлой, как тогда!
И согревать иные руки.
И прояснять иным года.

1 марта 1963 года

В летних лесах

— Ишь, чего он хочет!
Вот уж нет! Извини! —
И девчонка хохочет,
Спотыкаясь о пни.

Мы вступаем в болото.
Под водой мощный мох.
И загар с позолотой
Заискрит с мокрых ног.

И девчонка хохочет,
Прячась в даль и в кусты,
То вся гневом клокочет,
То тиха, как цветы.

Так брести нам до ночи.
Наплывут облака.
Влажный мох нам замочит
Спины, руки, бока…

— Хочешь?
— Хочешь, — с березкой
И с усмешкой шмеля,
С красной лилией броской
Враз исчезнет земля.

11 июля 1963 года.

За поворотом реки

Кто живет? Что делает?
Словно сквозь века,
В рощах стынет белое —
Палатка рыбака.

Над лодкой зелень луга.
В слоистой глине ржа.
Весла друг возле друга
Без трепета
                    лежат.

На быках,
                 длинных, тощих,
Как в рисунках детей,
Который день на солнце
Сохнет груда сетей.

Сети нависли лохмато,
Таинственны и грустны,
Точно занавес МХАТа
В выходные дни.

21 августа 1963 года.

Автозимник

Помню, шел мимо старой заимки
Я со школы однажды пешком,
И следы мои, точно корзинки,
Наполнялись свежим снежком.

Помню, верил я в чудо свято.
И, как будто одно из чудес,
Появилась машина рядом,
Я в кабину проворно влез.

Понеслись. Дребезжало оконце.
Впереди, у сосновых лесов,
Закрутившись, летело солнце,
Как сорвавшееся колесо.

Было чудно… Где мы? Золотые
Облака на краю Земли!
Это Русь, а вокруг Россия,
И Россия вдали.

21 сентября 1963 года.

Россия

Перейти на страницу:
Комментариев (0)