» » » » Николай Вашкевич - АБРАКАДАБРЫ

Николай Вашкевич - АБРАКАДАБРЫ

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Николай Вашкевич - АБРАКАДАБРЫ, Николай Вашкевич . Жанр: Языкознание. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Николай Вашкевич - АБРАКАДАБРЫ
Название: АБРАКАДАБРЫ
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 15 февраль 2019
Количество просмотров: 145
Читать онлайн

АБРАКАДАБРЫ читать книгу онлайн

АБРАКАДАБРЫ - читать бесплатно онлайн , автор Николай Вашкевич
Русский язык, пожалуй, как никакой другой, чрезвычайно богат так называемыми непереводимыми выражениями. В языкознании они называются идиомами. Слова, их составляющие, значат одно, а общий смысл, который как бы должен складываться из этих слов, совсем другой. Так, в выражении вот где собака зарыта, понятное дело, речь идет не о зарытой собаке, а о чем-то другом.
Перейти на страницу:

А вот наш барашек в бумажке совсем другого свойства. Так называют взятку. Слово барашик по-арабски буквально означает: “я даю тебе взятку”. Разумеется, выражение к баранам не имеет отношения. Простое созвучие. Один знакомый арабист, с профессорским званием, говорит мне: “Нет, не так. Когда дают взятку, баранов заворачивают в бумажку”. То ли он своим опытом хотел поделиться, то ли крыша у профессора поехала. Мне это неизвестно.

Перейдем к животным помельче. Почему говорят убить бобра, имея в виду “ошибиться в расчетах”? Здесь даже и представить себе трудно, какая может быть связь между расчетами и убиением этого тоже, в общем-то, хоть и волосатого (от арабского вабр “шерсть”), но совершенно невинного и безобидного животного. Возможно, найдутся хитроумные филологи, которые вызовутся эту связь установить, но пока этого не произошло. А чтобы не произошло и впредь, я спешу объявить, что арабское выражение абат би-ъибра (в страдательном залоге – убит биъибра) как раз и означает “пренебрегать расчетами”. Так что не пугайтесь, если вы читаете книгу на ночь, в выражении ни о каком убийстве речь не идет, простое созвучие.

О собаках речь уже шла, наступил черед и котов. Вот, например, выражение купить кота в мешке, то есть приобрести неизвестно что. Этого кота напишем арабскими буквами, получим слово кут “еда”. На мой взгляд, это логичней. Продукты, действительно, если покупать не глядя, можно взять черт знает что. А кота, я думаю, труднее утаить в мешке, чем даже шило. О шиле можно даже поспорить в отношении возможностей его утайки в мешке, правильно ли, что шило в мешке не утаишь? Но вот если написать и шило арабскими буквами, получится “горелка, факел”. Тоже вроде бы лучше здесь подходит, чем шило.

Наш кот, как и собака или коза, имеет фразеологических родственников, но иногда маскируется так, что не узнаешь. Как сыр в масле катается – говорим мы о человеке, живущем в полном достатке. Если вдуматься, смысла не много. Опять же это сравнение человека с сыром не назовешь ни остроумным, ни удачным. Скорее даже, веет от этого сравнения какой-то пошлятиной, каким-то запашком вонючим отдает. Все это, разумеется, если задумываться. А если нет, то нормально.

Так вот о сыре с маслом. Арабское словосочетание йсыр кот означает “стали продукты (питание)”, а вот каким стало питание, обозначается словом амсаль – “идеальный”. Питание стало идеальным – вот о чем говорится в арабском звуковом эквиваленте русской идиомы. Но разве в нашей идиоме не та же мысль? Выходит, наш кот – родственник того, что в мешке. Сыр с маслом, надо согласиться, продукты особо ценные, но речь все же здесь не о них. Кстати, это идиоматическое “масло” того же корня, что и русское мысль.

Коты, как наши козы и собаки, разными бывают. Некоторые плачут. Признаться, не приходилось видеть, как это происходит, поэтому не могу сказать, помногу они наплакивают, или помалу. Принято думать, что помалу, поскольку кот наплакал означает “мало”. В арабском нет звука П, ему закономерно соответствует Ф. Нафль – это арабское слово, им обозначается то, что дается сверх того, что положено, например доплата к получке иди дополнительный приработок. Что касается кота, то это арабское слово кутыъ “быть обрезанным, прекращенным”, следовательно, котыъ наплак буквально означает “прекратили тебе давать нафл”, и стал ты, следовательно, жить на одну получку. Наше чтоб ты жил на одну зарплату выражает ту же идею.

О котах уже сказано немало, а про кошек мы еще речь не вели, а стоит, так как кошка не всегда жена кота. К примеру, о человеке, который мечется в исступлении, бессмысленно, говорят: мечется как угорелая кошка. Угорелых кошек или котов мне видеть не приходилось, но самому испытать это состояние однажды пришлось. Не то, что метаться, руку тяжело поднять. Одним словом, отравление, как любое пищевое или алкогольное. Тошнота, ломота, голова раскалывается. Вы видели, чтобы люди с похмелья метались как угорелые кошки? Я думаю, нет. Во всяком случае, такое поведение нехарактерно для отравленных. И в поговорке не о кошке идет речь. Звучит она на арабском так: гаралак-шакк (на египетском диалекте). Смотрите, как совпадают согласные. А значение эта фраза имеет такое: “случился с тобой удар (шок)”. Значит; идиома буквально означает “что ты мечешься, как будто с тобой случился шок”.

Тот же корень ЩКК мы видим в слове тормашки. Удивительно, что никто на свете не знает, что такое тормашки и даже не связывает, пусть и ошибочно, с каким-либо значением, тем не менее вы не найдете русского, который хоть раз в жизни не употребил этого странного слова. Это совершенно бессмысленное слово, тем не менее, обладает совершенно определенным значением. Вот такой парадокс. Кстати, о парадоксе. Ниже мы узнаем, что и это слово вовсе не греческое, как думают ученые, а такая же абракадабра, как я наши идиомы.

Так вот о тормашках. Говорят: полетел верх тормашками. Пишем вверх тормашками арабским способом, то есть одни согласные, получаем ВРХ ТР М ШК. Восстановим слабые гласные, которые не всегда обозначаются даже в Коране, получаем вполне осмысленную арабскую фразу, выражающую именно тот смысл, который мы вкладываем в наши тормашки. Переводим: “и полетел летанием того, что ударено копьем”. Это буквальный перевод. По-русски, если не употреблять слово тормашки, эту мысль можно выразить так: “полетел, словно его кто копьем ударил”.

С тормашками покончили, но еще остались странные кошки. Из выражения кошки скребут на душе. Очевидно, что и здесь не кошки, а обычный образ арабской поэтической речи: ка-шук “словно шипы, колючки”. Согласитесь, что пахучие розы с душой сочетаются лучше, чем вонючие кошки.

Раз мы заговорили о кошках, те надо что-то сказать и о мышах. Выражение мышиная беготня или мышиная возня подразумевает мелочные хлопоты, суету. Эту идею арабы обычно выражают через понятие ходьбы, говоря “ходит туда-сюда”, буквально: “приходит-уходит”. Так вот, глагол миши означает “уходить”, а бйиги – “приходить”. Отсюда и мышиная беготня.

С мышами мы пока еще не разделались. Во фразеологическом словаре русского языка я нашел такое выражение: мышиный жеребчик, с пометой устаревшее. Имеется в виду молодящийся старик. Если молодость и прыть хорошо согласуются с русским словом жеребчик, ясно, что жеребчик здесь употреблен уместно, то как жеребчик может быть мышиным, совсем непонятно. Действительно, какое отношение такое прилагательное, как мышиный, имеет отношение к возрасту или к жеребцу. То ли это масть такая серая, то ли что-то еще. Зная арабский язык, смело можно утверждать, что никакой он не мышиный этот жеребчик, а мусинн “престарелый”. Просто звуки С и Ш в семитских языках часто чередуются, например арабское приветствие салам алейкум на еврейском звучит шалом алейхем.

Ну, а теперь о совсем маленьких. О малюсеньких. О мухах. Если вы иностранец, любой русский объяснит вам что такое под мухой. Пьяный значит. Но, прежде чем понять, какое отношение мухи имеют к состоянию опьянения, несколько слов об арабской грамматике. Самая распространенная приставка в арабском – М. С помощью ее образуются причастия действительные и страдательные, имена места, времени, орудия и т. д. В русском языке ей соответствует в ряде случаев приставка по, например, покос – имя места и времени косьбы. Иногда она проявляется в сохранившемся виде, то есть тоже в форме М, например, слово место происходит от есть, точно так же, как в арабском: макян “место” от кян “быть”, буквально: “место бытия”. В слове миска тоже сокрыта арабская формула имени орудия или сосуда, преобразующая корень СКЙ “лить, поить” в имя сосуда, то есть то, чем пьют, из чего хлебают или поливают. И все же в русском более употребительна в этом значении приставка по. Таким образом, устанавливается равнозначность начальных согласных М и П при сопоставлениях между русским и арабским. Значит, мотмайих (диалектное произношение), в арабской графике “качающийся”, может дать в русском рефлекс с начальным П, если же учесть еще, что долгое арабское А в других языках, например, еврейском, персидском, дает 0 (У), то достаточно оснований, чтобы в выражении под мухой признать арабское мутама 'их (классическое произношение), тем более что значение подходит как нельзя лучше.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)