» » » » Михаил Голденков - Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями)

Михаил Голденков - Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Михаил Голденков - Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями), Михаил Голденков . Жанр: Языкознание. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Михаил Голденков - Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями)
Название: Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями)
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 15 февраль 2019
Количество просмотров: 165
Читать онлайн

Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями) читать книгу онлайн

Осторожно HOT DOG! (с иллюстрациями) - читать бесплатно онлайн , автор Михаил Голденков
Когда автора спросили, какими он считает свои книги – развлекательно-познавательными или учебными, Михаил Голденков ответил, что рассматривает их как своего рода «аптечки для оказания первой медицинской помощи» отечественному преподаванию английского языка. Действительно, без них так же трудно обходиться при изучении английского, как и отправляться в дальний поход без йода и бинтов. Читатели знают это и с удовольствием берут в свой багаж книги М.Голденкова «Азы английского слэнга и деловой переписки» (1995г.), «Cool English (Крутой английский)» (1996г.). «ОСТОРОЖНО! НОТ DOG!» – новая, более содержательная работа автора, в которой он знакомит читателя с языком американской улицы, тонкостями перевода и особенностями разговорной лексики. Книга необходима всем, кто хочет по-настоящему знать современный английский язык. Её дополняют: Business English – основы деловой переписки, а также уникальный словарь американских слэнговых идиом и крылатых выражений.
Перейти на страницу:

* ИРЛАНДЦЫ,

кстати, и стали основными массовиками-затейниками многих новшеств. Если кое-кто думает, что ирландец и англичанин близнецы-братья, глубоко ошибается. Корни у ирландцев вообще азиатские. Этот народ – их называли кельтами – пришел в Европу в незапамятные времена из Малой Азии, и язык его, гэльский, который, кстати, мало кто даже в Ирландской республиканской армии знает, больше похож на турецкий, чем на английский. Ирландцы – чернявые, и это лишь легенда, что настоящий ирландец рыжий. Оно, конечно, правда, рыжего можно найти и у арабов (арабы тоже заявляют, что рыжий араб и есть настоящий араб), и у грузин (грузины говорят, что рыжий грузин и есть настоящий грузин), и у евреев (евреи говорят, что рыжий еврей и есть истинный), а когда я в армии служил, так один парень из Казахстана говорил мне, что настоящие чистые казахи голубоглазые и… правильно, угадали, рыжие, что не так далеко от истины. Так что ирландцам, с годами изрядно перемешавшимся с переселенцами из Скандинавии (викингами), все эти английские слова не очень хорошо давались в произношении. Они уж и свой-то язык забросили (лишь 4 процента ирландцев владеют ирландским языком), но вот ярко выраженный акцент сохранили. Я когда впервые в США попал, то по «счастливой» случайности жил в одной комнате с ирландцем. Он говорил так, как наш студент-первокурсник, еще не прошедший вводно-коррективного курса английского языка, набивший рот картошкой и пытающийся что-то сказать из уже выученного по учебнику Аракина. Он (ирландец) понимал меня, я не понимал его, но скоро привык к «картофельному» акценту. Со стороны мы смотрелись веселой парочкой – два «знатока». Один говорит, но ничего не понимает, другой все понимает, но не может объяснить; между прочим, его даже соседи по Королевству не всегда могут to understand. Еще смешнее то, что мы, в конце концов, друг к другу пристроились, и я, словно пресс-секретарь президента, иногда весьма компетентно объяснял ребятам из Англии, что сказал мой товарищ. А потом он объяснял мне, что же они ответили.

* АНГЛИЧАНЕ

«Люди, что работают со мной, не умеют ни писать на правильном английском, ни говорить на правильном английском», – жаловался как-то принц Чарльз на свою обслугу. Но англичане лишь саркастически усмехались: «А сам-то принц правильно говорит по-английски?». Дело в том, что тот старомодный классический английский, которым славится английская королева (его еще называют Royal English), вроде как отмер. То образование, которое получает вся королевская рать, имеют лишь несколько процентов жителей Великобритании, а что до самой «старой и доброй», то там вовсю процветают различные диалекты, один из которых – Estuary English, получивший свое название оттого, что на нем говорили на берегах Темзы, – содержит много так называемого американизма. Так что, оказываясь в других странах, англичане с удивлением обнаруживают, что английский в Швеции, Финляндии или Дании, к примеру, более литературный и правильный, нежели у «бритиш пипл». Скандинавы, насколько я знаю, очень гордятся «чистой английской» подготовкой своих студентов и всячески избегают всяких стажировок в Америке, считая, что юные отпрыски, наслушавшись янки, лишь испортят свой английский. По-моему, это страусиная политика, которая, к счастью, на скандинавских студентах не отражается – ввиду открытости и доступности западного общества; английский язык здесь везде: и по радио, и по телевидению…

В любой стране даже самые гибкие методики преподавания иностранных языков не успевают за быстро меняющимся английским; наша школа здесь, увы, плетется в хвосте. Но нападок на свою нафталиновую систему образования у англичан не меньше, чем у нас – на нашу. А то, что британцы – по крайней мере, 96 процентов из них – давно ушли от того английского, который учат в других странах, и еще дальше от того, который учим мы, вы еще увидите из тех примеров, что я буду давать по возможности в изобилии. У англичан, хоть они и недолюбливают американцев, все же имеется тенденция сближения с американским вариантом языка. Кому-то это явно не нравится, кому-то на это плевать, а кто-то этим даже доволен… Такова жизнь.

Как бы там ни было, American English подминает под себя все остальные английские языки: канадский, новозеландский, британский, южноафриканский, австралийский. Не американский подстраивается под британский, а наоборот. Любой англичанин отвергнет это гнусное утверждение, однако такова правда жизни.


Я как-то поспорил со своим однокашником Андреем Чернухо, с которым на курсах секретарей-референтов в центре занятости и переподготовки мы преподавали английский… Так вот мы, молодые преподы и вчерашние студенты, говорили о том, какая из вариаций английского предпочтительнее и в каких случаях. Андрей уперся в American English, уверяя, что он сейчас так или иначе доминирует во всем мире, а я утверждал, что ничего не знающим об английском языке женщинам нужно давать классический оксфордский, а уж потом, может быть, и другие варианты. Я считал, что Андрей, никогда не бывавший в Америке, даже права не имеет трогать American English. Сам же я, только что вернувшийся из США, неожиданно осрамился. Мне казалось, что я говорю по-английски чисто (хотя и не задумывался над некоторыми мелочами типа «томэйто» – помидор в Англии так не называют). Но вот один англичанин, прочитав мой увесистый перевод описаний компьютерных игр с русского на английский и не зная, что перед ним стоит сам господин переводчик, сказал, что текст ему понравился, хоть и писал его американец… Я был просто раздавлен в тот момент. Получилось, что я не имею права преподавать оксфордский, как и Андрей – американский.

Могу сказать в заключение одно: английский язык современной молодежи более-менее общий благодаря в основном общей культуре, рок-музыке, плотной коммуникации и тем идеалам и кумирам, которые, начиная с Элвиса Пресли (и пока еще никем не заканчивая), остаются общей духовной пищей.

* ОТЧЕГО ЖЕ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК ТАКОЙ ИДИОМАТИЧЕСКИЙ?!

Если честно, то из известных науке языков нет таких, в которых бы совсем не было идиом и фразеологических оборотов. Но инглиш, конечно, обошел всех. Дело в том, что по мере возникновения новых понятий они, эти понятия, обозначались уже известными глаголами и существительными плюс уже существующие предлоги и частицы. Прибавьте двузначность многих слов английского языка, над которой сами же англичане, особенно «Битлз», в свое время вволю поиздевались. Попал однажды Джону Леннону на глаза каталог по продаже огнестрельного оружия. Остроумный Джон сразу же представил вместо рекламы пистолета женщину, и получилась вроде как неплохая песня о любви под названием «Happiness Is A Warm Gun» – «Счастье – это горячее оружие» : «When I hold you in my palm, when I feel my finger on your trigger, I know that nobody can do me any harm… – Когда я держу тебя в своей ладони, когда я чувствую свой палец на твоей застежке (trigger можно перевести и как «курок», и как «застежка»), то я знаю, что никто мне не причинит ничего плохого». И вовсе эта песня не про пистолет, как один ведущий радиостанции «Би-Эй» перевел: «Счастье – это теплый пистолет». Да еще от себя добавил: «Вот видите, какая бестолковая песня. Для кого-то счастье – это из теплого пистолета пострелять…». Конечно, ди-джей не обязан знать английский язык (а почему, собственно, не обязан?), но вот историю создания песни, которую осмелился комментировать, знать должен. Это тебе не 1900 год, а 1996-й (тогда был), и, чтобы перевести песню или какое-либо название произведения, нужно вначале с содержанием ознакомиться. Ибо таков уж он

* НОВЫЙ АНГЛИЙСКИЙ

Да, ребята, мы живем не в эпоху Джека Лондона и Теодора Драйзера – не знаю, к счастью это или к сожалению. Мы живем в эпоху Джона Леннона, Джима Моррисона и других рок-поэтов и музыкантов, совершивших в шестидесятых годах не только и не столько музыкальную, сколько социально-культурную революцию, существенно повлиявшую и на английский язык. Многие и сейчас недооценивают ту роль, которую сыграли в обновлении языка двадцатипятилетние и двадцатилетние патлатые парни, рассматривая их деяния всего лишь как бунт тинейджеров. Ох уж эти всегда недооценивающие молодое поколение старцы! Тем не менее то, что происходило на Западе в конце шестидесятых – начале семидесятых, было не чем иным, как их перестройкой, из которой Запад вышел более демократичным, более раскованным, более усовершенствованным и более жизнеспособным. В английский язык с легкой руки любимых молодежью кумиров вошли новые крылатые выражения, и то, что вчера считалось молодежным жаргоном, сегодня стало нормой. Если в 1956 году американские телевизионщики показывали Элвиса Пресли в основном выше пояса, явно стесняясь его вихляний бедрами и находя их излишне сексуальными, если в 1964 году в США пластинки «Битлз» жгли на кострах за одну только фразу: «Мы теперь популярнее, чем Христос», если в 1966 году ребят из «Роллинг Стоунз» американские ди-джеи умоляли как можно невнятней пропеть: «Давай вместе проведем ночь», то теперь все изменилось. И то, что произносят и откалывают на сцене Мадонна, Майкл Джексон и иже с ними («Я е… твою задницу, ты, красношеий член…» – слова из песни «Red Hot Chili Peppers» из альбома «Last Hot Minute»), и то, что крутят в своих кинотеатрах американцы и что говорят в прессе всякие знаменитости, не вызывает даже тени удивления…

Перейти на страницу:
Комментариев (0)