» » » » Валидуда Анатольевич - Время Обречённых

Валидуда Анатольевич - Время Обречённых

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Валидуда Анатольевич - Время Обречённых, Валидуда Анатольевич . Жанр: Боевая фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Валидуда Анатольевич - Время Обречённых
Название: Время Обречённых
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 2 февраль 2019
Количество просмотров: 140
Читать онлайн

Время Обречённых читать книгу онлайн

Время Обречённых - читать бесплатно онлайн , автор Валидуда Анатольевич
Аннотация:Альтернатива о Белой России. Белые победили в гражданской, Кутепов Верховный правитель, Большая Игра продолжается
Перейти на страницу:

В бинокль железная дорога была как на ладони, Ерофеев долго смотрел не появится ли ещё одна дрезина. Появилась! Это уже верный признак приближения поезда. Двое красноармейцев за рычагами, двое с винтовками по сторонам смотрят. Проскочили по дороге и скрылись на восход. Ну что же, решил есаул, устроим "товарищам" пламенную встречу. Жаль только пушки бросать придётся, патронов(3) к ним мало, а без них толку от артиллерии никакой, так чего тогда тащить их? Сотник Терёхин, ясное дело, обижаться станет, потом по-соседски всё выскажет! Он артиллерист божьим промыслом, с Германского фронта с двумя Егориями вернулся.

По сигналу есаула через дорогу пошли подводы с ранеными. Теперь бы только успеть им до вон той балки дойти, до которой верно верста будет. Успели. И даже с запасом – ждать эшелона пришлось часа три. Кабы не бурки, злой степной ветер всех бы пронял.

Ерофеев оглянулся. Вот ведь, казаки! Вот удальцы! Отсюда даже пушчонок не видать! По ту сторону полотна тоже укрылись что надо! В бинокль не заметишь. А на заходе вон уже появился далёкий едва различимый в бинокль дым.

Поди уже пора, решил есаул, выждав положенное время, и крикнул куропаткой. Сидевшие в секрете бросились за подходящую к полотну невысоконькую балку и залегли за ней, теперь их задача – фланкирующий огонь вести. Паровоз шёл на всех парах, в оптику есаул рассмотрел бронепоезд. Зажмурился и сплюнул. Бронепоезд подошёл быстро, весь красными тряпками обвешан, надписи всякие да с новой революционной орфографией. И надписи одна другой кровожадней. 'Смерть Колчаку!' 'Смерть кадетам!' Смерть, смерть, смерть… И одно 'Даешь!' В марте семнадцатого года, когда есаул в Закавказье застрял, запасные полки тоже такие вот тряпки с 'Даешь!' любили. Эх, год же был дрянной. А последние полгода среди убитых и у пленных частенько газеты большевицкие попадаются с новой орфографией, и не всегда понятно что пишут. Вот взять то же слово 'даешь' – то ли кто-то кому-то что-то отдать должен, то ли кому-то за кем-то доесть надобно, а всё из-за выброшенной яти. Ерофеев ещё не знал, что нарком Луначарский даже слово для этих несуразиц ввёл – омоним, а ведь до товарища Луначарского в русском языке омонимов попросту не было, за редким исключением… Есаул рассматривал бронепоезд. Хорошо что он лёгкий, не-то раскатал бы в блин всю засаду. Да и этот – ворог опасный. Но отступать поздно, да и не дело это от врага стрекача давать, станичники на позициях сигнала ждут. Машинист кажись что-то заподозрил и резко поддал пару, видать ему прилегающая балка не понравилась. Ерофеев вспомнил свой первоначальный замысел перекрыть дорогу телегами и понял всю его безнадёжность. Затея с затором в раз лишила бы внезапности, а прицепленный спереди передней платформы нож снёс бы телеги, не заметив. Этакую громадину, как бронепоезд, да ещё на всех парах мчащую, за просто так не остановишь. Был бы динамит, взорвали бы полотно без раздумий. Жаль рельсы не разобрать, работа не на час и считай голыми руками, а когда следующая дрезина появится или поезд – неизвестно, да и у команды бинокли должны быть, кругом степь и ровная дорога, на много вёрст всё просматривается. Эх, где наша не пропадала! Есаул громко свистнул и передёрнул затвор.

В степи дуплетом ухнули пушки, первые фугасные гранаты(4) врезались в цистерну бронепаровоза, пробили полулинейную(5) броню и разорвались внутри. Пар повалил как дурной, всё вокруг окутало белым густым маревом. Молодец Терёхин! Сам наводку каждому орудию делал, сам меру упреждения по движущемуся и идущему на разгон бронепоезду исчислил. Теперь казаки в орудийной прислуге только команды слушают и торопливо суетятся. Бах! Бах! Граната пронеслась над прицепленной перед паровозом платформой, и рванула вдалеке. Высоко она прошла, хорошо своих не зацепила. Второе орудие Терёхин перенацелил на штабной вагон, граната звонко ударила почти по центру. Внутри рвануло, из верхних створок потянулся дым. Третья очередь казачьих трёхдюймовок прошлась по орудийным башням. Граната срикошетила от передней башни, другая повредила ствол пушки второй башни. Трёхдюймовка красных ударила в ответ, это скорей не пристрелочный выстрел, это у канониров нервишки сдали. Позади залёгших казаков вырос фонтан земли.

Сдвоенную платформу, с которой уже строчил максим да выпрыгивали стрелки НКПС, окатила шрапнель, густо скосив до двадцати большевиков. Из тех, кто под шрапнель не попал, не все и до насыпи добежали, многих достали меткие казачьи выстрелы. Максим заткнулся навсегда. А с красным орудием завязала дуэль вторая пушка Терёхина.

По штабному вагону ударила очередная граната, вырвав бронелист. С такой дистанции листы в 47-63 точки(6) трёхдюймовых гранат не держали. Едва отгремел взрыв, как внутри вагона полыхнул пожар.

Бронепоезд уже катил по инерции, красноармейцы посыпались из вагонов, падая от казачьих пуль. Два гочкиса прошлись по прицепленным платформам и бегущим фигуркам в безпогонных шинелях. Надолго гочкисов не хватит и Ерофеев досадовал, что всего по две ленты к ним в обозе нашлось. Даже странно, пулемётов вон сколько везли, а патронов мало.

Трескотня поднялась страшная. Винтари, гочкисы, максимы в амбразурах. Вскоре замолчал ближний гочкис, расстреляв последнюю ленту. И тут же точным попаданием в щит накрыло казачью трёхдюймовку. Из прислуги выжил только один, его, контуженного, оттащили в укрытие. Оставшаяся пушка Терёхина сосредоточила огонь на орудийной башне, место у прицела занял сам сотник. Пушка вздрогнула, граната угодила в башенный триплекс, повредив орудие и уничтожив башнёров. Последнюю гранату сотник использовал по одному из пулемётов, попал точно в амбразуру. И осел, сражённый метко полоснувшей очередью. Казак-заряжающий склонился над ним да прикрыл шапкой залитое кровью лицо. Затем оттащил убитого урядника-наводчика и взял шрапнель. Прицел у пушки разбило, он навёл по залёгшей пехоте на глаз. Не суетясь установил нижнее кольцо буквой "К" против риски на тарели, тем самым перевёл шрапнель 'на картечь', зарядил и нажал на спусковой рычаг. Шрапнель рванула в пятнадцати саженях от орудия и около двухсот шестидесяти пуль по широкому конусу накрыли врага.

Есаул приложил пальцы к губам да свистнул что было мочи. Казаки начали откатываться, держась кочек и выемок, да постреливая. Раненых и убитых забирали с собой. На той стороне полотна его свист, понятное дело, не слыхать, Ерофеев приготовил ракету и поднял руку в зенит. Нажал на спуск. Сигнальная ракета умчалась ввысь с громким шелестом, оставляя за собой сизо-чёрный дымный след. Отойдя сажен на тридцать, казаки подозвали лошадей и повскакивали в сёдла. Тресконула вдогон пулемётная очередь, срезав одного из станичников вместе с лошадью. Убитого закинул на своего коня его товарищ. Свесившись к сёдлам, всадники понеслись в степь, чтоб сделав крюк, соединиться за полотном со второй сотней. Ищи теперь казаков в поле!


Шёл февраль девятнадцатого. 4-я армия красных, созданная из крестьянских партизанских отрядов и рабочих полков, численностью в семнадцать тысяч штыков, нанесла ряд поражений казакам и взяла Уральск. Но боевой порыв красноармейцев вскоре иссяк, покидать тепло казарм и идти в лютую стужу в степь на штурм хорошо укреплённых станиц революционные полки не желали. 4-я армия начала разлагаться, появились отряды расходящихся по домам дезертиров, зачастили стихийные митинги. Теряя управление, красное командование предприняло попытку навести порядок мерами революционной дисциплины. Однако не единожды доселе опрованные на всех фронтах меры вызвали в частях 4-й армии череду бунтов. Два полка Николаевской дивизии восстали в открытую и перестреляли комиссаров. Николаевцев поддержала команда бронепоезда, а потом и крестьяне Ново-Узенского уезда. Когда к восставшим прибыли для наведения порядка член Реввоенсовета Линдов и члены ВЦИК Мяги и Майоров, их просто поставили к стенке. В 4-ю армию был срочно отправлен новый и малоизвестный в РККА командарм Фрунзе, но был смертельно ранен по дороге в Уральск во время налёта рыскавших по тылам 4-й армии казаков. Новый командарм, посланный Троцким в 4-ю армию, прибыл вместе с венгерской интербригадой и отрядом ЧОН. Незамедлительно начав расследование, командарм принялся наводить 'железную дисциплину'. Вследствие его усердия интербригада и ЧОНовцы были разгромлены, командарма расстреляли вместе со всеми взятыми в плен. 4-я армия развалилась на глазах, большинство командиров было перебито, часть отрядов перешли к белым, но основная масса разошлась по домам. В связи с 'растворением' 4-й советской армии, Колчак начал наступление раньше запланированного срока. В образовавшуюся брешь из армии генерала Ханжина был выдвинут 2-й Уфимский корпус, а на Уфу в лоб ударил 6-й Уральский корпус генерала Сукина. 5-я советская армия Блюмберга была смята и разгромлена. Уральск был взят 9-м корпусом Войцеховского в конце февраля, 3 марта пала Самара, где произошло восстание запасного полка. Перед Колчаком открылся оперативный простор. К этому времени в Поволжье в красных тылах уже начали повсеместно вспыхивать крестьянские восстания.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)