» » » » Аксиома Эскобара: вес не имеет значения - Артюхин Сергей Анатольевич

Аксиома Эскобара: вес не имеет значения - Артюхин Сергей Анатольевич

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Аксиома Эскобара: вес не имеет значения - Артюхин Сергей Анатольевич, Артюхин Сергей Анатольевич . Жанр: Боевик. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале bookplaneta.ru.
Аксиома Эскобара: вес не имеет значения  - Артюхин Сергей Анатольевич
Название: Аксиома Эскобара: вес не имеет значения (СИ)
Дата добавления: 8 июль 2024
Количество просмотров: 221
Читать онлайн

Внимание! Книга может содержать контент только для совершеннолетних. Для несовершеннолетних чтение данного контента СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО! Если в книге присутствует наличие пропаганды ЛГБТ и другого, запрещенного контента - просьба написать на почту [email protected] для удаления материала

Аксиома Эскобара: вес не имеет значения (СИ) читать книгу онлайн

Аксиома Эскобара: вес не имеет значения (СИ) - читать бесплатно онлайн , автор Артюхин Сергей Анатольевич

Альтернативная история самого могущественного и неуловимого наркобарона 80-х, ставшего заклятым врагом сразу нескольких правительств, но бывшим при этом героем собственного народа.

Что случится, если он получит воспоминания себя из будущего?

Как это изменит его судьбу? Судьбу Колумбии? Судьбу всего мира?

Невероятные схемы контрабанды в коктейле дерзости, гениальности и безрассудства. Победы, провалы, любовь, предательства и зашкаливающий риск.

Перейти на страницу:

Аксиома Эскобара: вес не имеет значения

Глава 1

Воспоминания пришли неожиданно, словно включили свет в темной комнате. Вот он крутой парень, король колумбийского Медельина, смотрит в зеркало в ванной после горячего душа — а вот вспышка чудовищной боли, почти агония — и в голове память нескольких самых разных людей. И пройти такое бесследно, конечно, не могло. Казалось, что мучительные секунды слияния всей этой массы совершенно разного опыта, навыков и знаний в новую личность никогда не кончатся.

Невысокий брюнет со стоном сполз на пол.

— Пабло, с тобой все в порядке? — женский голос, донесшийся из-за двери, вызвал еще одну вспышку боли. Но в то же время этот голос помог, став маяком в море осколков, нитью, на которую нанизывались кусочки мозаики разума, собираясь в единое целое.

— ¡Es un coñazo! — прорычал Пабло и, неожиданно даже для себя, на русском добавил — Блядь.

Дверь почти бесшумно открылась, унеся некоторое количество пара.

— Пабло? — легшая на лоб прохладная женская рука принесла некоторое облегчение. — Что с тобой? Что случилось? Врача?

Быстрая испанская речь ускорила «сборку» и позволила хоть немного прийти в себя.

Кто он теперь? Все еще Пабло? Просто помнящий свою жизнь до 93-его? Или уже другой человек — ведь он помнит и другие жизни. Пусть и кусками. Сербия, Россия…

— Все в порядке, просто мигрень, — честно говоря, едва выдавив эти слова из себя, Пабло осознал, насколько жалко и неправдоподобно это прозвучало. А ему нельзя быть жалким!

— А вдруг у тебя удар, как у тёти?

Инсульт? Непохоже ни разу — это знание само всплыло откуда-то из глубин…

— Нет, это не оно, — каждый вдох уменьшал боль, и прибавлял уверенности, что он вытянет. Главное — не сдаваться. Потому что он — не сдается. Никогда. Никогда. Никогда!

— Все в порядке, Мария, — слова давались с трудом. Думать было физически больно. — Правда, сейчас все пройдет…просто надо выйти… выйти на воздух.

Уверенность в том, что где-то там за дверью был балкон, и что ему надо туда, сидела внутри и требовала двигаться.

Неловко извернувшись, мужчина стиснул зубы, оперся о ванну и рывком встал.

Не лучшая идея: его сразу повело, голова закружилась с утроенной силой, нахлынула тошнота. Усилием воли заставив себя прислониться к стене, он сделал глубокий вдох, а затем включил в раковине холодную воду.

С трудом умывшись трясущимися руками, он внимательно посмотрел на себя новым взглядом, словно впервые видел. Заляпанное зубной пастой зеркало отражало непослушные темные волосы, щегольские усики над верхней губой, чуть одутловатые щеки…и жесткий взгляд человека, готового на всё. Курчавые волосы на обнаженном торсе, свежие джинсы и дорогие на вид часы на руке дополняли картину.

— Дорогой?

Осознав, что он уже минуту смотрит на свое отражение, мужчина повернулся к женщине и взглянул ей в лицо. Пришло чувство узнавания, вперемешку с любовью, нежностью и готовностью защитить, уберечь от мира. В том числе от того, в который он ее сам втянул.

— Ты знаешь, что я тебя люблю? — слова вырвались сами, быстрее, чем разум их осознал.

Переживание в глазах жены (жены же? Мозг все еще пытался сконцентрироваться), дополнилось любовью. Вместо ответа совсем еще девчонка обняла мужа.

— Пойдем, я помогу.

Так, в обнимку, они и вышли на балкон, пройдя сквозь спальню, где на разобранной кровати лежала свежая рубашка, поверх которой была небрежно брошена полураскрытая газета.

Короткий путь от ванной до легкого плетеного кресла на балконе — хотя правильнее было бы назвать это пространство террасой — дался с трудом. Тем не менее, влажный прохладный воздух, яркое солнце и буйство зелени вокруг помогали сосредоточиться и отрешиться от круговорота мыслей и образов.

— Родная, дай мне газету…и стакан воды, — прозвучало беспомощно, и от осознания этого захотелось скрипнуть зубами. Он не может быть слабым, ему нельзя!

— Может позвать Мигеля? — верный «оруженосец» был рядом еще тогда, когда они воровали надгробия с кладбищ и не должен был предать, но риск был недопустим.

— Нет, просто дай воды. И льда брось туда.

Жена ничего не ответила, тихонько прошуршав длинной юбкой в глубину…квартиры?

Откинувшись на кресле, Пабло прикрыл было глаза, но немедленно вернувшаяся тошнота сообщила, что это не лучшее решение. Пришлось смотреть в прозрачное безоблачное небо.

«Что происходит? Что это? Почему? Я схожу с ума? Или…уже сошел?», — вопросы роились в голове, порождая друг друга, сталкиваясь и разбиваясь на все большее и большее количество деталей.

«Я умер? Я же помню свой девяносто третий… Но я жив…но я помню…и я помню другое, другие жизни, других людей…Пресвятая Мария, что со мной? Но как…кто? Почему? Что? Я же не сумел тогда сбежать…» — последняя мысль-воспоминание о смертельной вспышке боли соединилась с десятком таких же из других жизней и вызвала всплеск эмоций. Накатила дикая ярость, настолько сильная, будто где-то внутри лопнула струна. Глаза залило красным, а бешенство вырвалось наружу диким криком.

Взять себя в руки удалось не сразу — к этому моменту стоявший рядом с креслом изящный столик на тонкой ножке был десятком ударов разбит о мраморный пол террасы, а само кресло потеряло подлокотники. В реальность Пабло вернули испуганный всхлип и звон разбитого бокала — в дверях замерла супруга, выронившая газету и прижавшая руки ко рту. В её глазах плескался страх…таким своего мужа она еще не видела. Она, конечно, знала, что он максимально далек от святости, но никогда не сталкивалась с этой его стороной так близко.

— Прости, родная. Прости, — и снова слова вырвались из горла сами собой. — Я не хотел тебя напугать.

— У тебя кровь, — несчастный столик, измочаленный до щепок, отомстил, прочертив одной из них длинную царапину на щеке.

— Мелочь, — Пабло несмело улыбнулся.

— Я принесу воды… — договорить Мария не успела — в комнату вломился Мигель, держащий в руке пистолет.

Громила не особо церемонился, вламываясь в апартаменты своего босса. Слишком уж жутко тот кричал. Но вломившись замер, понимая, что, возможно, ошибся и ничего страшного не происходит.

— Все в порядке, — усмехнувшись, Пабло махнул рукой, отвечая на незаданный вопрос телохранителя. — Просто я кое-что осознал.

Несколько газетных страниц, унесенных порывом ветра куда-то в сторону улиц Медельина, второго по значимости колумбийского города, взлетали все выше, оставляя внизу малоэтажный комплекс из красного кирпича, на террасе третьего этажа которого стоял человек невысокого и даже маленького роста, внешне не казавшийся кем-то особенным.

Но это был один из самых опасных людей мира, собравшийся на тропу войны и непонятным даже ему образом узнавший то, чего он узнать был не должен никак. Будущее всегда было скрыто от людей туманом, и вот теперь, мистическим образом для конкретного человека этот туман слегка развеялся. Его враги — даже те, кто еще не считали себя таковыми и даже не знали о его существовании — должны были пожалеть о сделанных — и не сделанных — в будущем решениях и выбранных путях. Его ошибки будут учтены, полученные знания применены, а новые навыки использованы.

Мигель — высокий, широкоплечий мужчина, убивавший уже не один раз, человек, которому было не отказать в сумасшедшей порой храбрости, шумно сглотнул. Ему было страшно, потому что глаза главы будущего Медельинского картеля не предвещали миру ничего хорошего. И кто бы не вызвал у него такую ненависть, пожалеет. Очень пожалеет.

В понедельник 20 ноября 1978 года история разветвилась, проращивая новую, альтернативную ветку.

Это история обновленного Пабло Эмилио Эскобара Гавириа, изменившего мир. История одной из самых противоречивых личностей двадцатого столетия. История святого. История чудовища.

Глава 2

Почти неделю Пабло приходил в себя. Вспышки головной боли уменьшались в количестве и интенсивности, оставляя после себя все больше и больше картинок из будущего и прошлого. Порой накатывала тоска, иногда — возбуждение. Первые дни не уходил страх, что он сходит с ума, что это шизофрения или нечто вроде этого. Но каждое утро приносило все более и более крепнувшую уверенность, что это нечто иное. Что это — Божественное провидение. Что он избран, чтобы сделать нечто большее, чем тогда.

Перейти на страницу:
Комментариев (0)